Fairy Tail: Wizards & Wonders

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fairy Tail: Wizards & Wonders » Арка I-II. Драконы плачут кровью » 29.12.783. г. Дубов. Заключение контракта Бринга и Джерарда


29.12.783. г. Дубов. Заключение контракта Бринга и Джерарда

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Дата: 29 декабря 783 года

2. Временной промежуток: 22:00-23:00

3. Погода: Пасмурно, понемногу собирается дождь, да все никак не соберется. Холодно до дрожи в коленях.

4. Название, охватывающее суть эпизода: заключение контракта между Брингом и Джерардом

5. Участники: Бринг Стабити, Джерард Фернандес

6. Место действия: город Дубов, кабак Белая лошадь
Кабак, в котором за пинтой пива так приятно скоротать разгульный вечер. Здесь всегда шумно, всегда много народа, который далеко не всегда является таким уж законопослушным. Длинные деревянные столы, длинные скамьи, грубые стулья. Контингент впечатляет: преступники всех мастей давно облюбовали это место, ни дня не проходит здесь без драки и того, чтобы кого-то не пырнули ножом под ребра. Очень удобно затеряться в толпе. И даже стража обходит это место стороной - слишком влиятельные люди покрывают его.
Бармен - улыбчиво-беззубый детина с тату по всему телу. Найти заведение сложно: вход в него через подвальное помещение, нужно спускаться по ступенькам вниз, к двери. О том, что здесь расположен кабак, свидетельствует только потрепанная временем деревянная вывеска, на которой изображена белая лошадь, вставшая на дыбы.

7. Ситуация или цель на отыгрыш: Бринг подписывает контракт о подчинении Фернандесу по приказу Рю

0

2

Еще только вчера - совсем недавно - Сиеглейн помог красноволосому парню, неплохому технику, обладающему всеми задатками для того, чтобы стать в будущем отличным воином и магом, сбежать, а уже сегодня он, скучающе гоняя по столу щелчками краюху хлеба, ожидал новой встречи с этим чудиком. Место было выбрано не случайно: лучшего для встречи в неформально-незаконной обстановке и придумать было нельзя. Шум и гам заглушали голоса, вычленить что-то точное было настолько сложно, что пришлось бы напрягать слух, если собеседник восседал бы где-то дальше, чем на соседнем стуле. Насыщенного оливкового оттенка глаза, на которые падала тень, казались полностью черными, хотя таковыми и не были.
Мужчина пришел за двадцать минут до назначенного времени. Холод на улице был собачий. Пока пробирался до кабака, успел пожалеть о том, что не прихватил подбитый мехом плащ, да и вообще в Райской башне было намного теплее и, можно даже сказать, уютнее. Встреча с Брингом не была ключевым пунктом, из-за которого Джерард согласился покинуть свою обитель. В городе Дубов, известном своими "темными" корнями, всегда было легче всего добыть информацию о подпольном мире магии. Ухмыльнувшись уголком губ, синеволосый мужчина по старой договоренности бросил кошель на барную стойку, его живо подобрал бармен, кивнув на косоногий стол в одном из самых дальних углов помещения. Фернандес был доволен: здесь можно было перекусить, можно было отогреться и, конечно, обдумать последние ставшими известными сведения. А их было немало.
Орден, говорите... Ну, Стабити, как ты с ним связан? Расскажешь мне? Если он сможет помочь воскресить Зерефа, возможно, это будет неплохим подспудным планом. Случайностей допустить нельзя, слишком велики ставки. Полезными знакомствами не разбрасываются. Кроме того, кто знает, не захотят ли они помешать осуществлению моих планов? Все стоит выяснить и проверить, выверить.
Раз - катнул краюшку в одну сторону. Два - в другую. Обглоданные куриные косточки мостились на крае блюда, овощи Фернандес практически не трогал. А вот алкоголю предпочел кружку крепкого зеленого чая: хорошего вина здесь все равно не наблюдалось, а остальное Сиеглейн не употреблял в силу "не аристократичности" напитков. Непонятно, откуда в нем взялась эта чопорность и пафосность в купе с графскими-княжескими замашками. Джерард сам не помнил того, что было с ним до Райской Башни. Возможно, он был из богатой семьи, кто знает? Только вот некое благородство и холеность навсегда оставили свой след на челе мужчины: никто и никогда бы не смог его перепутать с крестьянином, несмотря на ширококостные ладони, подходящие для тяжелой работы. Сиег еще раз глянул на свои ногти "лопатой", после чего щелчком выбил краюху со стола куда-то вдаль. Освещение здесь было слабым, а потому тот неудачник, кому попала краюха в глаз, не без оснований кинулся на своего соседа, справедливо рассудив, что более некому.
- Ярэ~ярэ.
Сиеглейн усмехнулся, надвигая небрежным жестом капюшон сильнее, почти до носа. Как смешны в мире живущие...

0

3

Вошедший бродяга обладал очень каверзным запахом, плохим характером и весёлым настроением. Лицо было смазано грязью, волосы, которые подразумевали рыже-красный оттенок, были спутаны и смешаны с дорожной грязью. Балахон, сшитый хитрым образом выполнял роль одежды, странник был явно пьян и хорошо принял на грудь. Ударом кулака дав вышибале в челюсть и икнув с того факта, что мужика отшатнуло за дверь, обрадовался до такой степени, что икнул.
- Ытыть его, туды… в тую качель… - гости посмотрели и забыли, если мужик так крут, то пусть погреется, всё-таки он не был бандитом или кем-то ещё, попросту бродячий путник.
Одетый не самым лучшим образом, Бринг был тем самым пьяницей, который так ответственно за свою репутацию выдал руку вперёд. Его почти никто не заметил, и он скрылся в какой-то комнате заведения. Вышедший оттуда благородный сэр был совершенно не сам свой. Он убрал красные волосы с лица, он посмотрел на сидевшего Сиеглейна. Человек был ему знаком, и он присел к тому за столик. Сам Бринг представлял резки контраст синему цвету, который так возлюбил чародей. Одетый во что-то вроде камзола и кожаные тёмно-коричневые штаны с сапогами, он был достаточно красив и знатен по виду, чтобы сойти за лорда.
- Я думаю, мы имели место быть знакомыми. – за это время Стабити уже связался с Рю и знал немного о каком-то человека из Консульства, заключившего с Орденом некий пакт. Опозновательными словами для него были «Крово~пролитие». Знающий число и имя шифра, который заключался в письме этому теневому чародею, был абсолютно нереал и невозможен. Бринг исключал такой вариант вообще, но если это и правда был тот самый маг, то он должен будет предложить ему себя в виде слуги на всё и вся.

- Я очень признателен вам, за небольшое дело, которое решилось не без вашего участия. Господин Рей, очень хвалил вашу активность и поощряет ваши действия. А также, я получил массу удовольствий лично. – руки в перчатках ухватили друг друга за пальцы и небольшое кольцо на пальце Бринга было чем-то особенным. А это был орденовский реликт, который обладал попросту функцией показывать одну очень занимательную картинку и был своего рода магическим датчиком. Носящий такой кольцо всегда мог быть уверен – его видят и знают, где он находится. Стабити хитрым образом коснулся небольшого камушка, который тут же пропал и на его месте показался небольшой дракон. Дракон проглотил камень и обвил палец Стабити хвостом, затем зевнув, уселся на кожу и пропал в тихой вспышке. Камень был на месте и вообще для народа, ничего не было.
- О, я должно быть ссадил кожу. Дорогая штука эти перстни, милорд. Ну, так, что? Вы имеете честь мне что-то сказать? Между прочим, я должен быть благодарным именно вам, не так ли? Тогда извольте, я буду щедр и добр к вам. – играя вельможу механик усмехался, если бы он был таким в жизни, его бы не было уже на свете. Магистр Рю не терпит таких, а уж сам Бринг вообще не переносит на дух. - Если угодно вам знать, то я буду вашим помощником и даже больше, вашим покровителем, мой дорогой. Ваше дело - пустяк, а я могу помочь.– улыбка на лице красноволосого стала шире и он приподнял принесённый ему глинтвейн в чаше и поднял её.

– Красный , прелесть наших краев, не находите? Как крово… крово, мой дорогой, и никак иначе. Многие люди бы предпочли слово более древнего языка, но мы с вами живём в наше время, давайте придерживаться наших взглядов, а, то мы устареем и обветшаем. Внукам нет радости в дедах, которые страдают бутылкой и ворчанием. Но, что это я так себя веду, сегодня? Я весь говорю, а вы мой родной, молчите. Говорите, же… я хочу услышать ваше слово. – лился речью, точно вельможа-кутила Бринг и хихикал, поскольку так обязывал облик. Официально Бринга Стабити давно не было в живых, была могила с его девушкой, которая была усажена розами и красными маками. Он был мёртв, для многих, но для Ордена был жив и вполне себе жил. Вот только звали его совершенно по-иному, он выбрал себе имя Амаранто Рэддэйл. Этот человек, происходивший из мелкой знати, был даже владельцем небольшого участка и был примерным судьёй многих в том краю. Его светлость, Амаранто был признанным фехтовальщиком и неплохо стрелял из пистолета, по крайней мере, он не держал рабов и был потомком древнего рода, увы, потерявшего свои земли – но оставившие последышу достаточно, чтобы пить вино и судачить о женских прелестях. Люди хотят видеть то, что видят и, правда. Воспользоваться живым двойником никогда не вредит, а ещё не вредит очень часто узнавать, что с ним и как он. Двойник, который был фанатиком, был очень похож на него. Он был предан Брингу лично, молодой человек выбрал его из толпы и когда воспитал деревенщину, то строго объяснил, что если по милости юноши найдут оригинал, то умрут они оба. Деревенский парень, которого забрали с казни и обучили манерам, согласился вести то, что было предписано. В конечном счёте, Бринг его ограничивал лишь немногим. Реальная власть была в руках механика, который попросту запрещал тому, лишь иметь постоянную супругу и болтать. В остальном, он был доволен ибо молодой фанатик оказался похожих взглядов и создал ему эффект благородного лорда. Связь с тем была прочной и, связавшись с ним, он получил необходимое: новости, одежда, вещи. Что ещё надо продрогшему в камере? Еда. Вот и всё. Получив приказ спрятаться на 4 дня, и забыть про свою роль, выбрать себе куртизанку поприжимистей, бастард отправился выполнять приказ. За ним следил Орден и если что, напомнил бы, так что проблем с этим не было. Главное было подловить Сиеглейна на лжи, если тот будет уходить от ответа.
– Альтро-Амаранто спрятался. Отлично. Теперь надо выявить, что это человек сидит передо мной и если это и есть мистер Икс, то я выполнил задание. Будем идти дальше. Пролитие я жду от тебя, консуляр. И только попробуй его не сказать, я найду способ тебя разговорить и узнать откуда ты ведаешь про нас и наши дела. Не бойся, у нас хорошие следователи. Только дураки верят, что можно перенести пытки и остаться в живых. Есть попросту плохие и хорошие следователи. У этих консулов они не слишком умелые, а вот наши, это полный хаос. Даже я не ручаюсь, что человек без болевого порога вытерпел бы их истязания. Так. Место чистое. Хвоста нет, и ничего нету. Никаких страховок у него и никаких поддельных карт. Он играет чистой колодой? Да, не может быть. Чтобы он так верил мне? Что же это за чертовщина, сперва магия из разряда утерянной, а теперь он показывает мне, что он честный и белый тем, что у него нету иных намерений, кроме как помогать мне? Не верю. Версия слишком сложна и слишком запутана. Буду ждать. – принял решение красноглазый воин и сложил руки домиком, на лице расплылась милая улыбка.

+2

4

Грязный бродяга, спотыкающийся, заплетающийся в своих собственных ногах, наступающий сам себе на сапоги. От него, наверное, еще и воняло за версту - жуть. Сиеглейн не любил подобных, они, вышедшие из низших слоев общества, словно являлись олицетворением его прошлой жизни, когда он был маленьким беззащитным мальцом, который не мог постоять за себя, не имел достаточной силы, чтобы добиться признания и свободы. Бродяги, пахнущие потом и кровью, землей, которая намертво пропитала одежду, грязью, въевшейся в ногти. Что может быть отвратительнее зрелища этого пресмыкающегося? Мужчина отклонился назад, затылком упираясь в высокую деревянную стену. Сейчас он сожалел о столь необдуманном использовании хлебной корки, куда как практичнее и веселее было бы запульнуть ей в морду этому ввалившемуся внутрь расхлябанному безумцу, посмотреть, что будет потом. Ребячество, конечно, а все равно до чертиков приятно, в этом не откажешь. Скучающе подперев кулаком щеку, консул внезапно понял, что что-то в этом бродяге не так. Нечто не внушало доверия, было будто подложным, хотя свою роль он и играл замечательно. Нахмурившись, Джерард бросил быстрый взгляд на беднягу... и ухмыльнулся. "So ka. Умно". Теперь этот спектакль забавлял. Фернандес поставил и второй локоть на столешницу, устраивая на тыльных сторонах ладоней подбородок, после чего принялся ненавязчиво наблюдать за разворачивающейся пышной комедией, а она того явно стоила.
"Ну прямо как феникс из пепла. Арара~ Откуда столько любви к пафосным появлениям?" Брови приподнялись, когда переодетый вельможа вальяжно плюхнулся на стул напротив, расположившись со всеми возможными удобствами. Сейчас он совершенно не напоминал того забитого и сломленного жизнью механика, которого Фернандес вытащил из тюрьмы. Это было вдвойне забавно и интересно, давало пищу к размышлениям и обещало довольно интересную и увлекательную игру - боец был хорошим актерам, а подобные качества консул всегда ценил. С самым внимательным видом мужчина слушал пространный диалог ни о чем. На самом деле, он его вообще пропустил мимо ушей, изредка важно и покровительственно улыбаясь - мол, продолжайте в том же духе, мы вас внимательно, честное слово внимательно слушаем.
Если быть более честными, то все внимание Сиега было сосредоточено на кольце со странным оживающим эффектом. "Вот, о чем говорилось в письме. Это и есть та самая метка, не иначе. Как интересно... вот, как они индексируют друг друга". Нетерпеливое движение пальцами, постукивая фалангами левой по костяшкам правой. В общем-то, все представление не имело особого смысла и разыгрывалось лишь для того, чтобы подтвердить или опровергнуть правильность подозрений Бринга. "Сказать сразу? Как скучно".
- Такой крово... - усмешка краем губ, заметная из-под тени капюшона,- кровавый перстень, словно он снят с крово... - чуть подается вперед, голос на пару тонов ниже,- крово~точащего трупа со зловонным запахом. Запах терпкий здесь. Пахнет крово...- облокотился на столешницу, полностью перенеся свой вес на нее,- кровью захудалых отбросов,- неслышные раньше стальные и черствые нотки вдруг прозвучали властно и жестко, словно на миг голодный и дикий зверь оголил клыки, высунув морду из засады; мужчина выдохнул, плечи опустились и на тонких губах растеклась приятная улыбка,- Дадите посмотреть?
Сиеглейн протянул правую ладонь вперед раскрытой, намекая, чтобы перстень уютно устроился в перчатке, их маг не потрудился снять даже в помещении. "Это плата за безопасность. Я без хвоста и чист, теперь и ты вырази мне свою... хехе... признательность. Иначе никакого обмена информацией, а за это по головке такого пса, как ты, не погладят".

0

5

- О, в знак признания разве… - дракончик ожил и по пинку пальца красноволосого кутилы, перебежал на палец Сиеглейна, зевнул и, усевшись, обвил тому палец – Вы ему полюбились. – намёк был ясен, но в глазах фанатика только загорелся огонь. Он внимательно рассматривал своего повелителя. Будущий повелитель казался кем-то странным, хотя логики в его поступках было много и мало сумбурной деятельности, которой так расписывают жизнь политиканов.
- Тогда, раз ему понравились вы, то и я буду к месту. – намекая на что-то, он берёт за руку сидящего и словно поправляя что-то на перстне, крепко сжал её, как бы говоря, что не подведёт. Тут же весь его образ нашёл место, и он трещал почти ни о чём, уйму времени, да после, улыбнувшись и найдя какое-то место между трескотнёй, про ляжки госпожи Хюммель и про достоинства сэра Пафнутия, прикусил губу. Затем капельку на палец свой большой, и какую-то бумажечку свернув приложил тот, да так же незаметно сунул её спутнику отчаянных дорог своих. То был самый обыкновенный контракт, который подписывали люди и он означал соглашение, но контракт у Ордена Крови был вообще другим творением. Тот, кто приносил кровь на бумагу, был заранее обречен, выполнить задание и в данный момент франт, не колеблясь, ни минуты продал себя в рабство Сиеглейну. Кровь сразу скрепляла его и заказчика, и кольцо Бринга теперь работало в роли ловушки – ежели Стабити откажется выполнять задание, то это мог снять лишь сам заказчик, в противном случае кольцо сильно мучило владельца и вторым человеком, способным снять эту штуковину был сам Рю, тот человек, который создал её и утвердил.

- С этого момента, мои бумаги и я в полном распоряжении вашего благородия, а кстати, изволите куда ль? У меня тут конь верный, да слуга мой, вы верно с дороги долгой, так будьте же гостем. – поднявшийся Стабити по-прежнему играл роль местного дворянина который за друга свои рубаху последнюю отдаст и не пожалеет, но так то оно и было если убрать все эти маски.

Он подписал контракт и не имеет права отказываться, а кроме того за ним был долг честь, а этого он не чурался, он всегда отдавал долги такого рода и был верен своему слову. Стабити – не выполнивший слова, был мёртвым. Он жил и дышал фанатической преданностью своим словам и клятвам, но на этом всё и заканчивалось. Изломанный рассудок влюблённого и мстящего нашёл себя в этом и гнездился тут, как в захваченной крепости, лишь иногда он сознавал, что тепла какой-то девицы бы ему хватило на более долгий срок.

0

6

Руку нагло схапали в ладони, Сиег приторно-удивленно вздернул брови, наблюдая за действиями механика. Какой-то уж больно он навязчивый был, по-другому не скажешь. Еще лапища такая, сжал запястье... Консул сопротивляться особо не стал, но изумлен был, это уж точно. Тактильные контакты он не любил, предпочитая держать всех на расстоянии. Обычно так и было: редко кто смел подойти к Фернандесу мало того, что близко, так еще и панибратски хлопнуть по плечу. Подобный особо одаренный индивид легко мог не сносить головы. И, если на людях Сиег бы натянул дежурную улыбку, то впоследствии припомнил бы обязательно и отомстил со всей жестокостью и без тени сомнения. "Отребье заслуживает кары, допуск в Рай для них закрыт."
Меж тем, кольцо-дракон крайне уютно расположилось на большом пальце, замерев алым перстнем. Джерарду нравился отблеск, который давала драгоценность, стоило чуть ее повернуть в сторону - огонь свеч кривлялся, невообразимо удлиняя хвост красного золота ящера, а тот лишь удобнее устраивался, прильнув шипастым носом к черной перчатке. И, если приглядеться внимательно, можно было заметить, как подрагивают чешуйки накрылок, как вздувается почти невидимо хохол-гребень, рваной линией идущий от головы до лопаток. Милое создание напоминало одну из его любимых шахматных фигур, которой мужчина всегда ходил в последнюю очередь - так сказать, берег до конца козырь в рукаве.
- Оя~оя.
Сиеглейн усмехнулся, поднося левую ладонь к губам, так как правая была надежна удерживаема цепким магом-вельможей. Стянув перчатку зубами, консул подхватил кусок пергамента, внимательно изучая взглядом все пункты договора. И они не оставили его равнодушным - довольная улыбка расплылась на тонких губах, когда Фернандес одним ловким движением сложил пергамент в четверть раза и сунул в карман. Небрежно выдернув ладонь из излишне тесного рукопожатия, мужчина поднялся вслед за своим спутником, привычным кивком заставляя капюшон наползти на глаза еще ниже. Интересный спектакль поглощал, затягивал и давал возможность увидеть, что же будет дальше. И Сиег собирался досмотреть это представление до конца.

Конец эпизода

0


Вы здесь » Fairy Tail: Wizards & Wonders » Арка I-II. Драконы плачут кровью » 29.12.783. г. Дубов. Заключение контракта Бринга и Джерарда