Fairy Tail: Wizards & Wonders

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fairy Tail: Wizards & Wonders » Арка I-II. Драконы плачут кровью » 19.05.784. Онибас. После разрушения театра


19.05.784. Онибас. После разрушения театра

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

1. Дата: 19 мая 784 года

2. Временной промежуток: от 02:00

3. Погода: довольно прохладно и сыро, недавно прошел дождь

4. Название, охватывающее суть эпизода: После разрушения театра

5. Участники: Джерард Фернандес, Шоу, Генджуро Кибагами, Феррис Эрис (возможны еще стражники или следователи, а также выбравшиеся из-под обломков театра)

6. Место действия: Онибас, улицы
Сеть улиц, переплетенная между собой лентами-изгибами и окнами домов, в ночь погружающихся в беспробудный сон. Здания в основном в 2-3 этажа, мостовая мощена булыжником, много различных магазинчиков, сувенирных и торговых лавок, как и положено в любом более-менее крупном городе. Улочки разнятся по ширине, однако всех их объединяет одно: зеленые насадки (чаще всего высокие дубы) присутствуют везде.

7. Ситуация или цель на отыгрыш: одним - улизнуть из города, другим - поймать их, третьим - разобраться в себе

0

2

Мужчина сам не заметил, что до сих пор держит за шкварник этого нескладного мелкого цыпленка, который так невовремя решил его преследовать и, можно сказать, "допреследовался". Когда Джерард разжал ладонь, отпуская рубашку Шоу, позади что-то с хлипким грохотом, напоминающим последний вздох, безнадежно ухнуло вниз, подняв клубы пыли. Мужчина закрыл рот пальцами, силясь переждать неожиданное нашествие серых облаков, не пахнущих ничем хорошим. Наконец, спустя минуту, все осело, открыв пространство для обзора. К тому моменту беглецы уже успели уютиться в одном из закоулков, удобно скрывшись от любопытных глаз в тени высокого дома, в котором почти не было окон. К удивлению Джерарда Хирума также был с ними. Оказывается, парень умел не только чесать языком, но и спасать собственную шкуру, когда то надо. Полезное умение, стоило признать. Возможно, ты действительно сможешь пригодиться. Смотря несколько исподлобья и хмуро, Фернандес смерил оценивающим взглядом Шоу. Вот его фигурка доверия явно не внушала. Такого прибьют и не заметят, как пить дать. Арара, что за невезение. Я хотел найти сильных магов, чтобы суметь пробраться в Консульство. А попал к ним в лапы быстрее, чем пришел в себя после тюрьмы.
- Я соберу сильнейших магов, чтобы выяснить, что же произошло на самом деле тогда, когда моя память дала сбой. Мне придется поставить Консульство на колени. И я сделаю это,- голос спокойный и холодный, он вполне осознает, что говорит и что собирается сделать, на Хируму он и не смотрит - знает, что этот патлатый все равно пойдет, но вот мелкий... - что тебе нужно? И сможешь ли быть полезен?
Фернандес лишь проверяет фигуры на доске. Ему нужно пространство для игры, в него это было вшито на протяжении всего времени прибывания у власти. И даже сейчас, раскаиваясь в содеянном, ища оправданий поступкам, которых не помнит, он автоматически выбирал наиболее простой для себя способ решения проблем и наиболее быстрый. Подобным может являться только часто и долго проигрываемое в прошлом. И тогда он поступал именно так: искал игры, в которых было интереснее. Конструировать уровни - это занимательно, особенно когда от игры зависит все. Пойдут ли сейчас с ним или нет - решать фигурам. Но однажды сделанный выбор останется таким навсегда, потому как обратного пути просто не может быть.

0

3

- Ай! Твою ж…
Сориентироваться в такой круговерти он просто не успел, вот и результаты.
Шоу потер отбитые при падении части тела, бросив на Джерарда обиженный взгляд. Что вытащил, конечно, спасибо, но можно было бы, раз пошло такое дело, и обеспечить приземление поприличнее. Впрочем, его бы стоило благодарить и за то, что не убил, а тут еще и помог... Странно как-то. Для того Джерарда, которого мальчишка, как считал раньше, знал, это было вполне понятным поступком, но для того, которого узнал недавно и который, похоже, только и существовал на самом деле – это было… нелогично.  Да, именно это слово. В этом не было присущей ему отвратительной, расчетливой логики, отталкивающейся исключительно из показателей полезности.
Иллюзий о своей полезности Шоу не питал. Проблем от него определенно было больше. Эдак раза в три. Если вообще брать за величину его пользу, которая сама по себе сомнительна. Так что ситуация своей туманностью оптимизма не внушала.
Колкая, застарелая пыль, волной выплеснувшаяся на улицу после обрушения здания, ненадолго отвлекла от размышлений. Мальчишка сухо закашлялся, пытаясь прикрыть рукавом лицо – грязное серое облако противно лезло в нос и горло, щекоча.
«Ну и гадость…»
Первое знакомство с культурой ввиду своей неудачности можно было считать отныне последним.
Голос Джерарда вернул паренька к реальности. Шоу совершенно открыто скептически хмыкнул, явно выражая свое отношение ко всей этой идее.
«Грандиозные планы… хотя когда было иначе.»
Впрочем, участвовать во всем этом балагане юноша все равно не планировал. Вот еще, снова поступать в это добровольное рабство… гадина с ним еще за прошлый раз не расплатилась. А вся эта патетика сильно так отдавала дежа вю.
Правда, что-то упрямо не давало покоя. Что-то в короткой в общем-то фразе словно свербело в голове, почти в полный голос заявляя о своей значимости, но при этом никак не давалось в руки, все время словно проскальзывая между пальцев, убегая, как вода из ладоней – как ни старайся, а не удержишь. И при том не желало уходить.
«Я и не собираюсь быть тебе полезным.» Это было первое и единственное, что хотелось сказать. Мальчик уже набрал воздуха в грудь, чтобы это озвучить…
Догадка была такой очевидной и так долго долбилась в его светлую голову. Вот уж точно цвет волос говорящий.
Эту мысль стоило обдумать. И выведать как-нибудь поосторожнее подробности. И потом уже как-то это пытаться обсуждать. Но вместо того, чтобы послушаться этих в общем-то здравых мыслей, вопрос вырвался сам собой, видимо, решив, что раз уж все равно готовился болтать, так не пропадать же добру:
- Так ты… что, меня не помнишь?
Стало почти обидно.

0

4

Выражение лица мальчишки сменялось настолько быстро, что Фернандес попросту не успевал фиксировать, какая эмоция следовала за какой. Вот он глянул в сторону, вот закатил глаза, словно что-то обдумывая, а вот обиженно, будто ребенок, насупился, чуть ли ни выпятив губу. Это было настолько знакомым, что щелкнуло болью по вискам, заставив прижать левую ладонь к голове и сощуриться, вытягивая в одну плоскую нитку рот. Тени сгущались. Наверное, скоро их начнут искать, если уже не ищут. Да, скорее всего, уже преследуют. Учитывая стражу Консульства, прибывшую за ними, это не то что вероятно, это по определению так и должно быть. Следовательно, что? Линять надо. Чем быстрее, тем лучше. Но Джерард пока не мог позволить себе такой роскоши.
Отступив на шаг, мужчина бросил взгляд через плечо, все также прижимая фаланги пальцев к скуле, чуть массируя попадающее в зону "покрытия" веко. Театр был разбит, расколот пусть не на мелкие щепки, но около того, эксплуатации дальнейшей не подлежал. Качнув головой, бывший Консул обернулся на, наконец, подавшего голос птенца. И его фраза поразила, отпечатавшись в сознании.
Помню?.. Почему?.. Но.. Ты был в моем прошлом? Как Эрза?.. Эрза... Какое теплое имя. Ты... знаешь?
Резкий рывок, мальчишка буквально взлетает в воздух, подхватываемый тенями, сжавшими до боли его горло. Рассчитать силу слишком проблематично, когда так обуревают эмоции, когда настолько взволнован. Он неуравновешен и прекрасно осознает это, но не может сдержаться. Близко-близко стоит, запрокидывая подбородок вверх и смотря горящим взглядом, в котором смешались мольба и агрессия.
- ЧТО?!- Слишком громко, чуть ни срываясь на крик, сжимая руку в кулак и тем самым провоцируя сгустки теней больнее впиваться в плечи и шею мальчишки,- ЧТО ТЫ ЗНАЕШЬ?!.. Что тогда произошло?.. Почему?!..
Вдох-выдох. Между ними не секунды - вечность. Кажется, перед глазами мелькнуло что-то из прошлых лет. Отвратительное, гадкое, не стоящее того, чтобы его вспоминать, но навсегда должное остаться рядом, испортившее душу и помыслы. За что на плечах навсегда останется груз ответственности. Захлебнуться ими, резко отвести кисть руки, испуганно шарахнувшись назад, согнутыми пальцами впиваясь в лицо, запуская ладонь в непослушные всклоченные синие пряди. Зрачок расширился, почти поглотив под собой радужку, учащенное сердцебиение.
- П... прости... - тени исчезают, разлетаясь обратно к стенам переулка,- я...- вымученная улыбка,- сделал много зла. Но я не знаю, какого. Я... не помню. Ничего не помню. Что я сделал... скажи. Пожалуйста. Скажи.

0

5

Если задуматься, то это многое объясняло. Если он в самом деле ничего не помнит. И дуться тогда было глупо - ну в чем парень-то виноват. Вряд ли он сам от всего этого в восторге. И все равно почему-то было обидно. Они же знают друг друга с детства, практически всю жизнь... и даже не узнал. Ощущение, словно от предательства. Это занятие уже можно относить к хобби Джерарда.
Шоу даже толком не успел испугаться, когда нечто с силой сжало тонкую мальчишескую шею. Лишь сдавленно выдохнул, с непониманием глядя в оказавшиеся совсем близко глаза. Надо же… синие. А ему всегда казалось, что черные. Мысль была бестолковая, но почему-то сейчас зацепилась.
Резкий выкрик резанул слух, приводя в чувство. Во всяком случае, у мальчика появилась реальная возможность, как и повод, запаниковать. Но вместо этого почему-то накатила злость. Джерард менялся быстрее, чем погода осенью, и это уже раздражало. Создавалось полное ощущение, что это два, а то и больше, диаметрально разных человека, и к каждому нужно искать свой подход, чтобы не вызвать вот таких вот «милых» сюрпризов, причем еще не разберешься, где кончается один и начинается другой. Что было бы даже интересно, если бы не становилось опасно для жизни.
В желтый дом ему пора, с такими-то симптомами.
Что-то странное, практически неощутимое на ощупь – сколько Шоу не пытался убрать от себя непонятную гадость, пальцы, интуитивно шарящие по шее, зачерпывали лишь воздух, - сильнее врезалось в горло, выдавливая сдавленный хрип… и внезапно исчезло. Мальчик чудом удержался на ногах, ощутимо качнувшись, и устало привалился к ближайшей стене. Без опоры он бы сейчас не устоял.
Шоу с жадностью хватал ртом всего несколько минут назад казавшийся противным пропитанный пылью воздух. Шея ныла, каждый тяжелый, хриплый вдох отдавался острой болью. И все равно дышать снова было счастьем. Даже нескольких секунд удушья хватило с лихвой, чтобы осознать этот простой факт.
- Знаешь, если тебе нужно от меня что-то узнать, задушить – это не лучший вариант… - наконец кое-как переведя дух, сипло заметил мальчишка.
В Джерарде опять что-то изменилось. Но теперь почему-то на него злиться уже так уж не получалось. Человек-недоразумение, что один, что второй.
Шоу потихоньку сполз на землю, опершись спиной о стену, и машинально притянул к груди колени. Эта поза была ему привычна – она словно позволяла защититься от всего окружающего мира, закрыться от него. А этого зачастую так хотелось. Дыхание вроде возвращалось в норму, и плыть в глазах переставало.
В голове, как на пленке, упрямо прокручивались последние прозвучавшие слова. Рассказать… было бы проще простого – честно высказать все как есть. Но… а стоит ли? Если он правда не помнит…
- А нужно? – тихо поинтересовался парнишка, - Там… там правда было много плохого.
Его воля. Но иногда начать с чистого листа - самое верное решение. Тем более что сейчас в нем было что-то от того мальчишки с вечной улыбкой и удивительно живыми глазами. Усталое, повзрослевшее, но - его. А в детстве у него глаза действительно ведь были синие.
Этого человека не хотелось снова превратить в чудовище с глазами из матового черного стекла. Ведь он может снова стать таким, если вспомнит все.
Такой он обязательно снова заставит сестренку плакать.
Наверное, это выглядит смешно. Эрза взрослая, сильная, разве ей нужна защита? Тем более мальчишки с минимумом каких-либо способностей вообще. И все равно Шоу считал себя обязанным её оберегать. Потому что какая бы она не была сильная, она - женщина. Хрупкая, нежная и ранимая, пусть и не на поверхности, но внутри. А он, пусть и еще почти ребенок, но мужчина. И раз взял на себя смелость стать её названным братом, его обязанность - сделать её счастливой.
Мальчишка, пусть и бывал иногда наивным, но не слепым. И не имел бы ничего против, их жизнь... но пока Джерард причинил Эрзе намного больше страданий, чем чего-то хорошего.
Шоу тихо вздохнул. Вот ж беда на его голову…

+1

6

По вискам глухо стучала кровь, эхом раздаваясь в голове мыслями-пауками, расторопно разбегающимися по разным углам. Ощущать снова себя, понимать, что эти руки - бледные, со странными широкими ладонями, сильные, - твои. Осознавать, что тело снова повинуется, что не будет больше внезапных неконтролируемых порывов, по крайней мере, в ближайшее время. Это чувство практически окрыляло, настолько приятно было ощущать себя собой, не бояться собственных действий и поступков. Сила, "странная сила", обволакивающая запястья, была до того невиданной и странной, что даже в какой-то степени казалась родной, будто далекий берег после долгого путешествия. Ты ведь и знаешь, что это другая, чужая страна, а все равно рад до безумия, словно вернулся домой и приветственно тебе подмигивает солнце и радушно принимает широкое небо, целующее уставшую землю в мягкий высокий лоб. "Небо..." Слова Шоу слабым отголоском отразились от стен переулка, взлетев, поднятые промозглым ветром, вверх. Мужчина запрокинул голову, тяжелый, но на удивление теплый взгляд встретил отражение света далеких звезд из неизвестных и не открытых галактик. Почему-то оно манило всегда, такое далекое и близкое небо. Небо Джерарда всегда было необъятным, темным, глубоким и непередаваемо-синим. Где витал этот человек, когда смотрел подобно одинокому страннику в безбрежное пространство темного бархата и белых светлячков? Сам Фернандес бы не смог ответить, пожалуй, спроси кто его. Он ощущал свою неоспоримую связь с высотой, ветром, волей и свободой. Это все - не пустые слова, это все, ради чего он всегда жил. Там, наверху, лишь там можно достигнуть желаемого. Кажется, когда-то он туда стремился... Зачем? Фернандес не мог сказать. Он не помнил ничего с момента пробуждения, и тем острее ощущалась тупая боль от утраты чего-то важного, не дающая покоя, призывающая идти вперед, чтобы выяснить и найти, вернуть. "Вернуть... что?"
Слабая улыбка, ладони безжизненно опадают, цепляясь за складки плаща. "Там было много плохого." А разве это можно изменить? Можно бежать, пряча глаза, не думая, и лишь в ночных кошмарах восстанавливая слабые картины произошедшего, а можно принять этот груз на свои плечи. "Так ведь делают настоящие герои, нэ, Эрза?.." Почему перед глазами всегда встает улыбающееся детское лицо, когда она, наконец, вытирает слезы и хватает его за руку? Столько вопросов, ответы на которые можно искать лишь там, в прошлом. Хочет ли он знать? Глупый вопрос. Даже так он не сможет искупить свою вину, но это будет хороший поступок. Возможно, ему удастся что-то сделать, чтобы изменить какие-то вещи. Это будет уже немало. Еще там, сидя в тюрьме и размышляя о происшедшем, Фернандес думал, что у него есть два пути: умереть здесь, испытывая на своих плечах до старости лет груз ответственности, или же выйти на свободу и... А вот тут мысли всегда обрывались. Что ему делать на свободе, не зная своей истории? Этим вопросом мужчина и задавался, скрываясь в здании старого покосившегося театра. И теперь, смотря в чернично-сладкое и безответное небо, он спросил себя еще раз: "А что я могу сделать?" Единственный ответ был - идти вперед, несмотря ни на что, продолжая двигаться и искупая свои преступления, чтобы так отплатить миру. Это можно было сделать лишь зная старые грехи, которые следовало принять.
Вдох-выдох, из-под тяжелых век взгляд кажется невероятно мягким, такие глаза обычно бывают у безнадежно больного человека, знающего, что ему никогда не вылечиться и что конец близок. Глаза, припорошенные пеплом. Джерард теперь смотрит на Шоу, забившегося в угол и похожего на несчастного бездомного котенка, которого нужно обязательно взять свое под крыло и защитить. "Возможно, он стал таким из-за меня", - острая колючая боль раскаяния в сердце. Все верно, нужно быть сильным.
- Да. Я уверен. Я. Хочу. Знать.

0

7

Воин пулей выскочил и театра и отдышавшись отправился преследовать магов-преступников. "Они не могли далеко уйти а то время пока я был в театре", - улицы Онибаса были достаточно непростой системой, но не для стражей, им положено было знать город как свои пять пальцев, поэтому Генджуро имел примерный план города в голове и уверенно бежал по вымощенной булыжником дорожке. "Так, а вот тут можно срезать", - Кибагами юркнул между домами и покашливая прошел по короткому пути чтобы попасть на искомую улочку, где предположительно и должны быть нарушители. "Кажется я прав", - подумал офицер снова выскакивая на дорогу - впереди были заметны два силуэта которые о чем-то разговаривали посреди дороги. "С чего бы это им останавливаться?", - Генджуро и сам притормозил и перешел на шаг, чтобы сэкономить силы, он и так бежал немало, а его стиль боя не особо предрасположен к беготне, - "они ведь должны бежать, или они думают что окончательно оторвались и им ничего не грозит?", - его брови чуть сдвинулись вместе, воин приблизился к магам на более-менее безопасное расстояние. с которого можно было совершить быструю атаку, те же были увлечены какой-то беседой, особо эмоционален был тот синеволосый. "Ну что ж, пора начинать". - по традиции родины Генджуро перед началом дуэли воин должен был представиться.
- Именем закона, сдавайтесь, и я сохраню вам жизни, кхе-кхе - откашлявшись заявил Генджуро, негромким, но отчетливо слышным голосом, в присущей ему вежливой манере, - но боюсь судя по тому что я видел в театре, сдаваться вы не собираетесь, кхе-кхе, - воин вздохнул и положил руку на рукоять меча, - мое имя Генджуро Кибагами, 3-ий офицер 7-ого отряда правительственной стражи! - представившись согласно традиции, мечник сорвался с места. "Два мага, один сильнее, другой слабее", - Генджуро не был магом, но то чутье воина что позволяло понять силен ли человек подсказывало что тот синеволосый превосходил парнишку в силе, - "неплохо было бы испытать их силу, но в данном случае выжидание рискованно. Нужно первым сделать шаг. Но что это будет? Мгновенная Смерть? Но их двое..", - тут на глаза мужчине попался мусорный бак, который он тут же схватил и на бегу опрокинул на противников, мусор посыпался дождем, этим и воспользовался Кибагими, сделав упор на правую ногу, он вынул меч и ножен и сделал широкий рубящий удар чтобы задеть сразу двоих, ибо стояли они рядом.

Отредактировано Genjuro Kibagami (2010-10-03 16:58:25)

0

8

Мальчик, внимательно следящий за лицом своего собеседника, вздохнул и устало запустил пальцы в жесткие на ощупь светлые волосы. Губы тронула слабая улыбка. Ну, можно было и не сомневаться. Чтобы Джерард - и отказался от цели, которую себе поставил?.. это утопия. Хоть что-то в этом мире стабильно. Хотя, конечно, черта пусть и замечательная, но зачастую очень проблемная.
Что ж, как говорится, наше дело предложить, Ваше - отказаться.
- Как знаешь...
Шоу прикрыл глаза, притихнув и крепко задумавшись. С чего начать он, если честно, пока не знал. И вообще это было странно до дикости, что немало смущало и сбивало с мысли. Пытаться рассказать кому-то его жизнь... до чего бредовая ситуация. Тем более что для паренька в ней имелось немало белых пятен, но тут уже лишь оставалось надеяться на то, что Джерард вспомнит недостающее сам. И говорить ему лишь голые факты, без собственных домыслов и предположений - хоть и разделить их порой бывает нелегко. Иначе они оба в итоге просто запутаются.
Начать рассказ так и не удалось.
Мальчишка как-то и подзабыл за всей этой беготней, что они ухитрились в процессе разворотить театр - и сомнительно, что это осталось хоть кем-то незамеченным. Для самого Шоу это было уже довольно незначительным событием, на фоне всего того-то, что сегодня произошло. Но для местных властей - навряд ли.
Со стороны стражника было весьма любезно сперва дать знать о себе. Это дало парнишке время спохватиться. Шоу взвился на ноги. Голова из-за резкого подъема тут же противно закружилась, рассыпая перед глазами красновато-радужные искры - видимо, пусть и недолгий, но все же недостаток воздуха сказывался. И этому мальчик оказался обязан: инстинктивно сделанный шаг назад в попытке устоять позволил спастись от удара. Лезвие просвистело в опасной близости от паренька, прорвав ткань на предплечье и оставив глубокую ранку, но не более.
"Рубашку испортил," - вздохнул про Шоу. Мысль была совершенно не к месту, но данный факт все равно огорчал.
Мальчик локтем оперся о удачно оказавшуюся рядом стену, слабо встряхнув головой. Вроде становилось лучше. В голове стремительно прояснялось, и вместе с тем до парнишки доходил смысл, собственно, произошедшего.
Свободная рука тут же нашарила в кармане колоду. Не то чтобы как самостоятельная боевая единица Шоу представлял большую... хоть какую-нибудь ценность. Его магия была совершенно другого порядка. Захват цели, не более и не менее - такой человек, как он, полезен только при необходимости поймать живьем и только в связке с кем-нибудь, способном одновременно атаковать и защищать и себя, и его. Но и просто так сдаваться мальчишка не намеревался.
А еще с оружием (пусть и таким специфическим) в руках было немного спокойнее.

0

9

Кажется, Шоу наконец-то осознал, что Джерард полон решимости принять свою судьбу. Это было тяжкой ношой, однако, рано или поздно, должно было произойти. Плечи мужчины напряглись - он был весь внимание, когда послышалась легкая поступь кого-то, кто, видимо, успел покинуть театр вслед за ними. "Кто-то выжил"- это был вздох облегчения. Но не успел Фернандес порадоваться тому, что не сгубил чужие жизни, как человек представился. Он был явно не доволен сложившейся ситуацией и собирался расправиться как с ней, так и с ними, причем расправиться быстро. Бывший Консул широко распахнул глаза, разве мог он позволить кому-то пресечь все, когда он так близко подошел к тому, чтобы разгадать загадку?
Нога проехалась назад, непроизвольно по рефлексу принимая более удобную стойку. Джерард уже знал, что обладает какой-то странной силой, о которой он и не догадывался раньше. Сейчас это было в новинку. "Главное - не убить. Нельзя убивать. Но что тогда делать? Сдаться? Сейчас? Тогда все будет зря. Зря..." Пара камешков взлетело с асфальта, подавая сигнал к действию, мечник молниеносно двинулся с места, планируя за один раз, видимо, прикончить обоих. Эффективный способ проводить разборки. Джерард стиснул зубы, когда внезапно рядом с ним пропело звенящее от тугих порывов ветра лезвие меча. Острый его конец вспорол плащ на груди. Резкое движение назад - спасибо опорной левой - с головы слетел капюшон, в лунном свете насыщенный синий цвет волос казался сиренево-черным. Вакуумная подушка мягко приняла в свои объятия, позволив вскидыванием рук вперед оттолкнуть себя на нужные пару десятков сантиметров назад. Самым краем глаза Фернандес успел заметить, что Шоу в целости и безопасности, не могло не радовать. Терять свою единственную надежду на воскрешение памяти мужчина не собирался. На полусогнутых коленях Джерард скользнул ниже, подныривая под лезвие меча и проводя удар тыльной стороной ладони под локтем противника. Честно говоря, мужчина и сам не знал, что делает. Это был самый настоящий рефлекс хищника, защищающего свою нору, как когда-то давно. И в этот раз роль "детеныша" исполнял белобрысый паренек.
- Лучше уходи,- выдохнул негромко, зная, что его услышат,- я не хочу жертв.

+1

10

Равнодушный синий взгляд скользнул по обломкам бывшего совсем недавно величественным и красивым здания. Жалкое это было зрелище - рухнувшие стены, разбитые колонны, рассыпанные как отдельными сверкающими осколками, так и мельчайшей хрустальной пылью стёкла... Яркая красота величайшего театра была погребена под обвалившейся крышей. Какая сила свернула столь момументальное строение и заставила его сложиться, словно карточный домик?
Безупречно верная интуиция подсказывала Феррис Эрис, что без магов тут не обошлось. Однако какие масштабы...
- Хм. - Это было всё, что выдала девушка, стоя перед разрушенным театром в двадцати-тридцати метрах. Сложенные руки на груди, высоко поднятая голова, спокойный взгляд - она отличалась от уличных зевак, которые нахлынули на площадь и теперь суетились, переговаривались, охали и выдвигали самые невероятные, порой просто фантастичные версии случившегося. У Феррис не было ни одной версии. Ей, в сущности, вообще было неинтересно, кому и почему помешала цитадель искусства.
Она увидела наконец-то подоспевших к месту событий стражников. Человек сорок в военном облачении разделилось надвое: одни принялись растаскивать обломки, другие засуетились ещё сильнее гражданских, бегая вокруг и опрашивая, не видел ли кто, что на самом деле произошло. Гражданские были не против посодействовать властям и принялись вываливать все те фантастичные версии. И у зевак, и у солдат лихорадочно сверкали глаза - первые явно предвкушали продолжение представления, вторые - продолжение геморроя. В таком хаосе разобраться не было шансов, и лидер отряда приказал зычным голосом: "Прочесать город!".
Тихий в общем-то Онибас, кажется, за пару суток захлестнула волна происшествий. Краем уха сегодня утром Феррис слышала от кого-то о "таинственном маньяке", но не придала этому значения. Всё равно её не было в городе последние пять дней. Это время она провела в порту Харудзиона - естественно, по долгу службы. Контрабанда не контрабанда, но никого подозрительного она так и не обнаружила - вот и вернулась, дабы доступно объяснить шефу, чтобы тот больше не гонял её за всяческой ерундой.
И вот она вернулась, и пожалуйста - здание театра в сметану. И как это называется? И что это такое? Выяснять не хотелось. Феррис была с детства лишена и капли любопытства, а уж до театра, который она ни разу не посетила и теперь уж точно не посетит, ей совершенно не было дела. Если бы она не шла по этой улице, она бы вообще, возможно, не узнала бы, что произошло; а узнала бы - махнула рукой и произнесла: "Сделанного не воротишь". В последнее время эту фразу мечница повторяла часто.
"Сделанного не воротишь..." - подумала она и принялась выбираться из толпы. Сейчас её первейшей задачей было найти шефа и сообщить ему всё, что она думает о Харудзионе, контрабандистах и о нём лично; а задачей второй, но, наверное, даже важнейшей - ванна. Нет, горячий чай, упаковка данго и ванна. Пару часов назад она пыталась прикорнуть в поезде, разумеется, без успеха. Слишком чуткий сон - вот та противная черта, которую надо будет извести из характера в первую очередь.
Итак, она была уже на полпути к свободе - толпа потихоньку раздвигалась, с неохотой, но и с живостью давая Феррис пройти, - как до ушей её донеслось: "...длинный такой". Невольно Феррис остановилась и прислушалась: чуть поодаль один из солдат опрашивал мелкого мальчишку с яркими зелёными глазами и грязными ладонями.
- Значит, высокий страж порядка с длинными синими волосами... - Стражник так старался записать всё, что даже высунул язык от усердия.
- Угу. - Парнишка кивнул. - Выскочил вон оттудова и бросился за теми двумя придурочными... как оглашенный бросился. И железяка у него была - ух, острая, мне папаня обещал такую перед тем, как спиться...
Выпав из толпы, Феррис лихорадочно сопоставила факты. Мальчишка-свидетель - цены ему не было! - просто как по картинке описал шефа Эрис. На ловца, как говорится...
Значит, шеф косвенно причастен (возможно!) к рухнувшему театру. Ну, вот, теперь дело касалось лично её. Впрочем, хотелось плюнуть. Раз Кибагами куда-то вляпался, то это лично его воля. Однако... если шеф пострадает или, не дай Бог, погибнет, пытаясь задержать "двух придурочных", пропадёт весьма солидный источник дохода Феррис. Средства к существованию и, самое главное, данго. Нет, такого произвола судьбы Феррис допустить не могла. Поэтому, даже чуть-чуть, еле заметно насупившись, бодрым шагом двинулась в ту сторону, куда машинально махнула рука зеленоглазого свидетеля.

Настоящий лабиринт складывался из улиц Онибаса, да только Феррис столько раз была здесь, что уже ориентировалась преспокойно. Этот город, разумеется, не был её родиной... Да и вряд ли она считала своей родиной хоть какой-либо город в королевстве. Испытывать тёплые чувства к какому-нибудь месту, быть прикреплённой к нему - это слабость. Сентиментальность ослабляет дух. Вот почему Феррис всегда предпочитала путешествовать. Она не планировала осесть, не планировала обзавестить собственным жильём, перебиваясь гостиницами. Всё равно дома (какое странное слово - дом...) она отсутствовала бы десять месяцев в году, и вся нехитрая мебель покрылась бы метровым слоем пыли. Раз ничего не имеешь - нечего и терять. Эрис имела лишь меч, доспехи, редкие монеты в кармане и груз воспоминаний, которые хотелось прогнать.
...Что-то шумело. Что-то шумело за углом. Вытащив клинок из ножен за спиной, Феррис неслышным шагом (такого можно было добиться, стараясь ступать на землю сразу всей стопой, а не с пятки на носок) подкралась и выглянула. Да, так и есть - Генджуро, кажется, нужна помощь. Какой-то синеволосый типчик - по сравнению с его шевелюрой волосы Кибагами явно меркли и бледнели, если сравнивать цвет, - а недалеко смуглый блондин с окровавленным пятном на рукаве и колодой карт в руках. Ни того, ни другого Феррис не знала. А знакомиться не было необходимости. Потом. Потом успеют познакомиться, когда...
Блондинчик стоял к ней спиной, и само по себе это было очень удобно. Судя по всему, он и синеволосый мужчина (не путать с Кибагами) были сотоварищами. Попробую спасти твою шкуру, Кибагами. А ты мне сверх процент накинешь, идёт?
Она сорвалась с места и молнией подлетела к белобрысому мальчишке сзади, обхватив его талию одной рукой и приставив к его тонкой шее меч.

Отредактировано Ferris Eris (2010-10-16 22:18:12)

0

11

Успешность атаки Генджуро:
[dice=1936-5808-26]
Успешность блока Джерарда:
[dice=3872-7744-26]
Успешность захвата Феррис Шоу:
[dice=9680-11616-26]

0

12

Меч прошел выше Джерарда, тот смог отвести удар, ударив ребром ладони по локтю. Генджуро открыт. Феррис захватила Шоу, мальчишка не смог ничего сделать.

0

13

Атака Генджуро была достаточно быстрой, и силу он в нее тоже вложил, однако же глупо было бы предполагать что противники, а тем более маги вот так дадут себя убить, среагировали достаточно быстро, Кибагами успел лишь задеть белобрысого паренька, а тому разрушителю культурного достояния Онибаса - только подпортил одежду. К тому же как и ожидал воин, тот синеволосый оказался не промах, и даже заблокировал движение руки мечника своим ударом по локтю. "Для мага он неплохо двигается", - отметил синеволосый северянин и зная что после удара он открыт, поспешил отскочить на полметра и занять оборонительную стойку характерную для его стиля - правая нога чуть выставлена вперед, левая немного согнута, меч наполовину вложен в ножны, чтобы иметь инерцию от вытаскивания. Обычно такую стойку Кибагами использует для выжидания ошибки противника и нанесения ему смертельного удара, но сейчас был не совсем тот случай. "Передо мной не воин..., а зверь", - Генджуро прочитал по резкости движений, по сбитому дыханию и взгляду, что маг сейчас действовал полагаясь не столько на разум или мастерство, сколько на инстинкты. Резкие телодвижения дали о себе знать, страж порядка закашлялся, сухой кашель словно обухом прошелся по груди и горлу, но изо всех сил Кибагами старался сохранить стойку, и впринципе получалось. Но к превеликому счастью на поле брани явилась та, которую Кибагами не ожидал тут увидеть - его подчиненную, Феррис. "Странно, я ее не вызывал", - подумал воин, - "но все равно, хорошо что она здесь. Надо будет попозже ее отблагодарить", - и было за что, мечница тоже даром времени не теряла, взяла в плен "картежника".
- Не своди с него глаз Феррис, кхе-кхе - спокойно сказал Генджуро не сводя глаз со своего соперника, - он нужен для допроса и суда, кхе-кхе - воин понимал что ему лучше постараться сделать все побыстрее. Все же а подчиненную он переживал, он знал что она сильная и уважал ее как мечника, но как говориться - все бывает.
- Я.. кхакхакхах.. тоже не хочу жертв, - искренне ответил офицер магу, прокашливаясь, - но перед законом этого выбора у меня нет, - раз уж враг не шел в атаку, Кибагами пришлось самому напасть. Мечник окончательно вынул меч и ножен, а ножны завел за спину, и приготовив рубящий удар мечом ринулся на врага, когда он почти достиг мага. руки опять оказались за спиной, и рубящий удар в голову последовал... ножнами, и тут же внезапно из-за спины выскочило лезвие меча с колющим ударом в живот.

Отредактировано Genjuro Kibagami (2010-10-20 19:11:06)

+1

14

"И где только научился. А главное - когда?" - не без легкой зависти, впрочем, граничащей почти с восторгом, подумал парнишка. Движение Джерарда выглядело таким... естественным, отточенным, словно он родился уже с полным набором боевых навыков, отработанных до автоматизма. И откуда оно взялось, действительно сказать так сразу Шоу бы и не взялся. Он никогда за все те годы, что они проторчали в Райской Башне, не замечал, чтобы Джер тратил время на что-то вроде тренировок. Хотя если ты чего-то не видишь, это отнюдь не значит, что этого нет, данную истину мальчик тоже усвоил твердо.
А ловить ворон все же не стоило.
Мальчишка сдавленно ойкнул, когда чья-то рука обхватила его поперек туловища. Первым желанием после секундного изумления было вырваться, но холодок у шеи оказался весьма существенным аргументом к тому, чтобы передумать. Инстинкт самосохранения в кой-то веки сработал вовремя.
Шоу скосил глаза, пытаясь разглядеть того, кто его держал. Получилось не очень, а оглядываться мальчишка не рискнул, так что пришлось полагаться исключительно на тактильные ощущения. Держащая его рука была явно на удивление тонкой. Разглядеть её также не представлялось возможным, но Шоу был готов побиться об заклад, что ладонь узкая и вытянутая, с длинными ухоженными пальцами.
Дожил, его девчонка поймала. Не то чтобы Шоу имел какие-то предубеждения против представительниц прекрасного пола, спорить с тем, что женщины могут быть сильными, зная Эрзу, как минимум глупо, как максимум самоубийственно. Но все равно стыдно. Даже ведь не заметил, как она подобралась, лопух.
«Ты бесполезен, парень. Смирись.»
Шоу закатил глаза, даже не пытаясь дергаться. Сталь у горла была куда красноречивее любых слов. Если он сейчас сдохнет – это явно не пойдет на пользу ни ему самому, ни Джерарду.
Но это отнюдь не значило, что он намерен просто стоять и ждать, что выйдет.
Паренек осторожно, стараясь двигаться как можно меньше, кончиками пальцев взялся за нижнюю карту в оказавшейся так вовремя извлеченной на свет божий колоде, ладонью придерживая остальные. Так касаться её более чем достаточно, а до девушки сейчас дотянуться и того проще. Может, и выйдет.
Если задуматься, с другой стороны ему, по жизни полагающемуся на "повезет-не повезет", магия, основанная на картах весьма подходит.

0

15

Джерард лишь краем глаза успел отметить, что дела становятся все хуже. Когда мечник резко отпрыгнул назад, он также занял оборонительную позицию. Шоу схватили - и это не предвещало ничего хорошего. Фернандес понял, что для того, чтобы уравнять шансы, ему придется захватить врасплох этого мужчину, что представлялось довольно сложным, учитывая, что маг даже не представлял, как правильно использовать свои силы. Он помнил основные моменты магии, но боялся, что тогда снова окунется в пучину того кошмара, который успел покинуть. Это было бы слишком - потерять себя сейчас. Поэтому беглый заключенный принял единственно верное решение: опираться на свою магию скорости, которую, вместе с пламенем золотого огня и магией разрушения, он успел вспомнить, одну из немногих. Но, если последнее гарантировало как минимум летальный исход, а поэтому сразу отметалось, то второе можно было использовать, если сосредоточиться.
Генджуро, как представился мечник, закашлялся, наставляя свою ученицу. "Значит, у него проблемы со здоровьем. На долгую битву его точно не хватит, попробует все вложить в пару ударов. Мы почти в одинаковых условиях. В текущем состоянии я также вряд ли способен на долгий обмен сериями атак." Решительно мужчина одним литым движением срывает с плеча плащ, держа за капюшон в левой руке. Что-то древнее, что посмело поднять голову, течет по жилам, наполняя тело мощью и силой. Важно не растерять, не выпустить из жестких тисков контроля свой дух.
- Прости. Но я не могу сдаться сейчас.
Темные глаза полны решимости. И, когда мужчина нападает, Джерард отставляет левую ногу назад, перенося вес на правую, так легче принимать удар. "Слишком медленно". Картинка словно застывает, когда воин подменяет ножны и меч, Фернандес видит это - его магия метеора, позволившая натренировать как тело для быстрых и четких ударов, так и дух, для использования магической энергии, убыстряющей себя, позволяет без труда идентифицировать и отмечать движения. Плащ, зажатый в левой руке, используется, когда Генджуро находится на расстоянии всего полуметра - ткань одним движением вскидывается вверх, скрывая обзор, падает на ножны и меч, который тут же прорезает ее узким лезвием подобно маслу, но именно что прорезает, а не разрывает. Толчок правой, Джерард проходит противника под рукой.
- Золотое пламя покаяния!
Костяшки правой вспыхивают золотом огня, ударяя прямо в бок.

0

16

- Не своди с него глаз Феррис, кхе-кхе. Он нужен для допроса и суда, кхе-кхе.
- Он? - Феррис моргнула, а затем сладко-сладко прошептала парнишке на ухо: - Что же такого ты сделал, малыш? Попал в дурную компанию?..
Если бы блондин сейчас мог повернуться к ней лицом - явно бы поразился несоответствию нежного, мурлыкающего голоса и фарфоровой маски на лице.
Парнишка показался на первый взгляд понятливым. Но только на первый. Феррис прижала его к себе так близко, что могла ощутить, как у него подрагивают разведённые плечи. А уж то, что руки вдруг сделали какое-то странное движение - и подавно.
- Брось-ка. - Медовый голос сменился льдом. Повторять она не собиралась. Её рука, что лежала у смугленького на талии, приподнялась и крепко схватила и тряхнула его правое запястье. Под ноги посыпались какие-то цветные бумажки. "Что у нас тут? Карты?".
Маг, чёрт бы его побрал.
Всё-таки с магами она просто ненавидела работать. Всегда мешают. Всегда играют нечестно. Рассуждать о честности, конечно, не ей, удерживающей человека в заложниках, но ведь убивать она его не хотела. И даже не потому, что Генджуро там что-то вякнул про допрос. Просто где-то внутри шевельнулась жалость. Феррис не знала, во что вляпался её "заложник", но, судя по всему, он был на поводке у взъерошенного синеволосого мужчины. Неприятно, когда тебя используют. Очень... очень неприятно...

"Маги всегда полагаются на высшие силы. Маги зависимы. Маги несвободны. Маги коварны, эгоистичны, беспринципны. Маги готовы на всё ради более сильной магии".
"Неужели они и в самом деле такие?".
"Просто то, что легко даётся, не ценится. Маги предпочитают стоять в стороне и бить на расстоянии. Они не такие же, как мы. Мы чувствуем плоть, которую рассекают наши мечи, мы чувствуем сопротивление плоти. Сражаться нам гораздо сложнее - гораздо сложнее переступить через себя и вовремя остановиться.".
"Не понимаю...".

Но что-то о магах она тогда запомнила, во время того давнего, очень давнего разговора...
Коварны, эгоистичны, беспринципны.
Она такая же. Ей без разницы, что станет с блондином, который сейчас не смеет даже шевельнуться. Она не хотела его убивать, но если понадобится - придётся. Она умела ценить чужую жизнь, но только тогда, когда противник тоже умел ценить её.
Она - такая же.
И она - свободна.
Вновь послышался кашель. Феррис стряхнула с себя липкую нить воспоминаний и возвела глаза к небу.
- Кибагами, тебе бы лежать в постели, попивать горячий чай и заедать его данго, а не гоняться по ночам за всякими бездарями. Эй, ты! - на этот раз она обращалась уже к синеволосому незнакомцу. - Решай, перерезать мне твоей шавке горло или нет. Если не хочешь...
Феррис запнулась. Незнакомцу явно было не до этого. Кажется, он колебался - но колебался совсем не долго. Внезапно он исчез из виду. Это походило на быстроту мечников Эрис - ненормальную быстроту, оттачиваемую годами. Сама Феррис не могла двигаться настолько быстро, хотя чему-то научиться успела. И всё же...
Генджуро промахнулся - за это зацепились её глаза.
- Золотое пламя покаяния!
Снова нечестная игра!
Незнакомец появился словно бы из ниоткуда в опасной близости от Кибагами. Феррис Эрис стояла, держа парня словно в тисках, и не могла ничего сделать. Впрочем, Генджуро тоже не так прост, как кажется. Она не будет ему помогать. Сам справится, не маленький. Сильный, стойкий, вёрткий, опасный...
Больной тормоз со извратными наклонностями. Ему конец.
Незнакомец решил поквитаться за своего напарника? Что ж, пускай попытается. Тем более, что она уже кое-что успела заметить.

Отредактировано Ferris Eris (2010-11-18 17:02:51)

+1

17

Бросок на попытку Шоу:
[dice=3872-3872-26]

0

18

Феррис успешно пресекла движение Шоу, когда тот постарался вынуть карты. Генджуро был бы удачен в своем броске, но ему противостоит маг S-класса, силы не равны. Удар в бок пламенем прошел.

0

19

Генджуро был уверен что батто сработает, нужно иметь необычаянно отточеную реакцию чтобы избегнуть одновременно удара ножен и меча. Но ему удалось. Прямо перед глазами в воздух окаался взброшен плащь, предмет оежды тут же зацепился за ножны, а удар меча рарезал ткань. "Но как ему удалось? Это был удар особой точности", - затем, резким вижением скидывая плащ с меча он заметил как противнк заходит сбоку. "Проклятье, он быстрее чем я предполагал", - Кибагами хотел уже было что-то предпринять, но было уже слишком поздно, заметить - заметил но подействоват не успел. Воин услышал как было произнесено заклинание, вспышка света. Генджуро почувствовал резкую боль в боку и довольно сильный удар, который даже выбил его из равновесия, заставив прокатиться по земле пару метров. Бок жгло, одежда в том месте продырявилась а на самом боку остался не смертелный но все же неприятный ожог. Мечник стиснул зубы чтобы сохранить спокойствие и не давать волю гневу и легче перенести боль. "Он решил воспользоваться магией посильнее", - Генджуропонима лчто нельзя останавливатся, поэтому принялся подниматься на ноги, опираясь на меч.
- Феррис, этим всем я займусь когда на пенсию останусь, кхе-кхе, - пробормотал он в ответ на замечание напарницы, - если доживу, - он предпринял слабую попытку улыбнуться, - а сейчас у меня есть дела, - Генджуро выпрямился, пару раз кашлянул, терпя боль в боку. Несмотря на нее нужно было продолжат бой. "Магии я могу сейчас противопоставить лишь силу и попробовать превзойти его в скорости", - он бросил присталный взгляд на синеволосого мага. Мечник снова пошел в контр-атаку, держа правую руку на рукояти меча, сейчас ему было важно подобраться к врагу поближе. Не без труда, из-за боли, но ему это удалось, он рассчитывал на то что его сила будт превосходить силу мага. Резко схватив его а печо, с силой толкнул  его себе за спину, а сам круто развернулся, отчего пришлось сжать зубы чтобы не зарычать от боли в ожоге. Выходя из разворота он мгновенно извлек катану нанося рубящий удар в спину.

Пост на редакцию. Gerard

+1

20

Приторно-сладкий голосок почему-то пилой прошелся по слуху, вызвав нервный озноб. У нормальных людей таких не бывает. Интонацию, замаскированную мягким тоном, лучше всего получалось расшифровать как «дернись – убью».
- Имел глупость в детстве связаться этим ублюдком, - почти шепотом отозвался мальчишка. Он и сейчас не вышел из детского возраста, но это уже частности, - С тех пор и мучаюсь.
Глупо, но на редкость точно.
Ну вот во что Джерард его опять втянул. И ничему-то Шоу не учится.
Запястье почти дотянувшейся краем карты до бедра девушки руки перехватили тонкие, но на удивление цепкие пальчики, и с силой встряхнули. Карты, не удержавшиеся в смуглых пальцах, ссыпались куда-то под ноги. Черт. Теперь от него точно никакого проку!
Теперь перед минуту назад отчаянно ругаемым в мыслях Джерардом стало почти стыдно. Как ни крути, а сейчас они в одной лодке. И на плаву её держал пока только один из них. Явно не светловолосый парнишка. А если вспомнить, что бывшему-настоящему другу-врагу и так было несладко, не уважать его и не стыдиться собственной беспомощности было сложно.
Это чувство прошло быстро.
- Я не его шавка!! – позабыв обо всякой осторожности, в полный голос рявкнул паренек. Острый локоть с силой врезался в пластину доспеха напротив груди девушки. Вторая рука вцепилась в меч, там, где он начинал сужаться к концу, мгновенно изрезав в кровь ладонь, но во всяком случае хоть удержав его подальше от горла. А то у мечников реакции зачастую одинаковые: что ни так - прибить, а там уже разберемся. Это сейчас волновало Шоу меньше всего на свете, но все же даже он не был настолько безрассудным, чтобы самостоятельно подставлять шею под клинок. Гораздо сильнее таких глупых мыслей была досада на то, что девица оказалась в этой дурацкой жестянке. Не будь так, вышло бы больно. А так… подобие удара какое-то.
Ну ведь по самому больному, гадина, умудрилась нашарить самое слабое место и тут же радостно на него надавить. Как удар по совсем свежей ране, пусть даже и не намеренно. Тут уже никакой здравый смысл не поможет. И нервы давно в мелкую бахрому.
- Я хочу его убить, - прошипел Шоу, почти без эмоций наблюдая происходящее. С горечью прошипел, сам не веря, что осмелится когда-нибудь на такое, но желание порой было просто непередаваемым.
Твердая уверенность в том, что напарник этой странной девицы без пяти минут труп, удручала. Еще одному не судьба пристукнуть эту сволоту.

0


Вы здесь » Fairy Tail: Wizards & Wonders » Арка I-II. Драконы плачут кровью » 19.05.784. Онибас. После разрушения театра