Fairy Tail: Wizards & Wonders

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fairy Tail: Wizards & Wonders » Арка III. Смутное время » 28.03.791. Онибас. Собранье зол его стихия


28.03.791. Онибас. Собранье зол его стихия

Сообщений 21 страница 37 из 37

21

Софи слабо улыбнулась. Коли дела бы обстояли по-иному, всего одно касание могло бы пробудить любой, даже самый отдаленный отголосок памяти. Единое касание… Только этот человек был явно не из тех, к кому девушка хотела бы прикоснуться повторно. Помимо того, совмещение магических полей могло привнести как множество неприятных последствий, так и не дать в итоге ничего.
- Как вам стало известно, за время прошедшее я успела принять членство в одной из официальных гильдий. Соответственно, исполнение устава является моей первейшей обязанностью во все дни, пока существует данная организация, - дословно продекламировала она, с особой выразительностью заострив внимание на некоторых словах. – Однако я еще не встречала такого правила, которого нельзя было обойти. И потому в моих глазах он не представляет практически никаких ограничений. Я готова действовать и в пределах разумного, и безумного в соответствии с собственными принципами.
Непроизвольно сложив на груди, девушка склонила голову чуть набок в ожидании ответа. Как известно, каждая живая душа являлась невольницей собственных слов. Но в ее случае все было обозначено с максимальной точностью. Поэтому при подобном наложении ограничений, их, по сути, вовсе быть не должно. Оставалось теперь проследить, как походит противоположная, ежели дорожит своими словами.

0

22

Взгляд Миднайта не изменился, выражая лишь пустоту, которая заполнила его сердце ещё в Райской башне, впрочем, у его гостьи сейчас было похожее выражение лица. Совсем не такое, как семь лет назад. К чему было вспоминать всё это? Как такое вообще могло происходить? Бред. Должно быть, они находились под воздействием какой-то запрещённой магии или вещества. Пожалуй, это было бы единственным возможным объяснением, но слишком часто в последнее время происходило и невозможное.
— Есть вещи, которые не поддаются анализу… пора бы уже запомнить и сконцентрироваться на более важных вопросах… — ответ Софии оказался более чем удовлетворительным.
— В соответствии с собственными принципами, говоришь? — несколько секунд Миднайт обдумывал слова девушки, открывавшие самые широкие перспективы сотрудничества. А официальная гильдия — это Чешуя Ламии или другая? Видимо, всё-таки одна из тех, что семь лет назад разрушили Нирвану. На губах Брейна II расцвела холодная улыбка. - Принадлежность к светлой гильдии — полезный фактор, особенно, если у неё появится интересующая нас информация. С твоими способностями нетрудно будет её добыть. Кроме того нам требуется пятый из шести столпов… — последние слова привлекли внимание всех членов Орасион Сейс. Недовольство если и было, то не столь сильное, чтобы выплёскивать его наружу. София доказала кто она есть, да и потенциал развития у неё был немалый. Ангел обворожительно улыбнулась — Примешь ли ты общую судьбу, ожидающую нас? Разделишь ли силу и наши убеждения, сделав и свои цели общими? — Миднайт пристально смотрел в глаза Софии. — Ответь же мне.

0

23

Как известно, представителей людского племени на свете великое множество. Они расползлись по миру, словно чума, заселили даже самые неприглядные ее уголки подобно плесени. И властвуют, гордятся этим, будто воинской победой, являясь, как ни странно, одним из чудес земли, ее искрой и цветом, и, вместе с тем, упадком и гнилью. За последние тысячелетия человеческая живность проявила себя разносторонне. Люди даже создали две противоборствующие стороны (или больше?), чтобы можно было в более веселом темпе растрачивать свои жизни. Хотя с обоих сторон в них наблюдалось не так уж много разницы. Они хоть и слыли «уникальными», эта черта в дополнение являлась и их проклятием. А потому грызня ни к чему не приведет. И не стоит сводить плюс к минусу, чтобы усвоить разницу, потому что в данном случае ее не будет. Ну сломается что-то где-то с большим пафосным «бум», ну отчалит кто-нибудь трагически к отцам, коли там еще ожидают… а навредить такому огромному зверю, как планета, все равно не выйдет. В особенности когда и размером-то поменьше блохи на ее спине. И ни погладить, ни по холке потрепать тоже не получится. Ну да ладно! Кто о том думает? Можно ж веселиться и дальше, коли в итоге все равно не грозит ничего особенного.
Правда Софию никогда не интересовали проблемы глобального характера. Наверное, потому, что они вовсе и не являлись проблемами, и раздувались общественностью исключительно во имя самого гудения как довольно-таки шумного процесса. Тут у нее дело, между делом, на фоне иных мрачных делишечек обстояло кое в чем другом: острой, но весьма тонкой нотке беспокойства, которую она не собиралась никому показывать. И которая тем более возрастала, чем невероятней представлялся ей один самый простой факт.
«Отчего он постоянно экранирует меня? Взор, поведение, расстановка действий… и ряд всяких пустяковых мелочей, которые, по сути, не менее важны, чем все остальное», - для Софи, пожалуй, было бы куда естественней пойти против всей своей исконной сущности, чем признаться себе, что они в чем-то похожи. С каким-то мальчишкой. Неформальной внешности. И пытающегося завоевать мир, всех истребить, подчинить… и т.д. и т.п. дальше по традицинному злодейскому списку.
Но основная причина состояла не в этом. Самое болезненное для юной фокусницы как всегда преподнесла память, всегда работающая до отвращения точно и исправно. И напомнила она о том, что когда-то много-много лет назад… будучи еще совсем маленькой несмышленой девочкой, Софийка четко, с гордостью прошептала на ухо одному человеку такие слова: «Я – теперь и отныне зеркало всех твоих поступков, движений, мыслей. И тебя самого. Я никогда не стану работать превратно…» Из детских уст тогда вышла не совсем детская речь, но это было и неважно. Ведь предназначалась она не такому уж обыкновенному субъекту. И забвенный жар крошечного сердца сполна заполнил импровизированное «заклинание». Как итог, с течением времени давние слова возымели силу. А после человек тот умер. Теперь застаревшее и истрескавшееся зерцало совсем не соответствовало тому, что наблюдалось здесь и сейчас.
«То, что есть в нем, совсем не то, что во мне», - еще раз утвердительно повторила она сама себе и на том успокоилась. Хотя кого тут обманывать, определенно - нет.
Дождавшись окончания изречений более чем торжественных и вместе с тем более чем зловещих, девушка кивнула. Притом подобная реакция не несла в себе согласия.
- Последствия разделю, если станут неизбежней самой гравитации. Потому как все дела рук на них и возвращаются, - неторопливо начала Софи.
«Судьба… Господа, вам уже столько лет, а вы еще верите в эту напасть? – не сказать, чтобы подобный факт значительно не подогрел иллюзионистке настроение. – Нет, вы могли от рождения не знать Зубной Феи и Бабайки. Вас никто бы в том не осудил. Но верить в какой-то там фатализм, когда всем давно известно: как пнешь, ровно так и полетит. И никак не в иную сторону по дороге призрачного фатума».
- А вот что с силой, если даже наши печати нельзя совмещать достаточно близко? Для моей магической специализации является делом обыденным видеть чужими глазами и слышать чужие недосказанные слова. А что же с вами? Уверены ли вы, что готовы к такому обмену? – девушка приблизилась на шаг и протянула раскрытую ладонь, бесстрастно и решительно. Был в том, конечно, и элемент риска, что энергия в данном сопоставлении решит где-то не сложиться и не сойтись, но не смертельный же. – Тогда можете попробовать прямо сейчас. Что же до цели… она была у вас с самого начала.

0

24

Эта беседа начинала затягиваться, превращаясь в изощрённое, но пустое плетение пафосных фраз. Обычно это не мешало, но сейчас Миднайт был переполнен чувствами и эмоциями настолько, насколько мог. Со стороны мастер Орасион Сейс казался абсолютно спокойным. Такой вид дипломатии был популярен на востоке, но здесь он мог разрушить то, что было достигнуто долгим трудом.
— Всего лишь одна общая цель… не самая глобальная, не самая трудноосуществимая… в такой ситуации каждый старается максимально использовать другого, надеясь предоставить взамен лишь ограниченную собственными интересами помощь. — София не была исключением. Ни один из шести столпов не преследовал той цели, что когда-то полностью захватила альтер-эго его отца, а теперь направляла мысли Миднайта. Но всех их привело на этот путь отчаяние. Состояние духа, пришедшее в этот мир из мира мёртвых, чтобы открыть глаза тем, кто примет его, и дать абсолютную мощь тому, кто поймёт его природу до конца.
— Генезис Зеро… великолепная демонстрация неизбежности, не так ли? Но они всё равно цепляются за жизнь в этом материальном мирке, даже те, кто сейчас со мной. Цепляются, пока не ссохнется плоть и не рассыпятся кости…
— Последствия разделю, если станут неизбежней самой гравитации. Потому как все дела рук на них и возвращаются. — прямого ответа так и не последовало, впрочем, следовало ли давать его на пафосные фразы, содержащие смысл, что можно выразить в двух словах?
— А вот что с силой, если даже наши печати нельзя совмещать достаточно близко? Для моей магической специализации является делом обыденным видеть чужими глазами и слышать чужие недосказанные слова. А что же с вами? Уверены ли вы, что готовы к такому обмену? — неужели как Кобра? Нет, не совсем… иначе это стало бы очевидно с самого начала их поединка. Впрочем, её слова могли означать не совсем то, как они воспринимались на первый взгляд.
— Надо понять, что движет ей… так легче будет завоевать доверие. Кобра и Ангел теперь со мной лишь потому, что знают, что я понимаю их мотивы не хуже их самих… — настоящего желания помочь Миднайт не испытывал. Всё это было слишком несущественно по сравнению с его целью, но не выполнить свою часть сделки он не мог. Их лояльность ему была нужна до конца.
— Наши печати могут исполнять свою работу и по отдельности. — заметил Брейн II. - Какой бы не была энергия, тёмной или светлой, хаотичной или упорядоченной, она всё равно остаётся энергией, а душа всегда остаётся душой. Именно поэтому работает заклинание связи, позволяющее управлять любыми средствами достижения цели. — именно так работала Нирвана и сдерживающие печати на теле его отца. Тот так и не смог примириться со своим разрушающим началом, потеряв возможность пользоваться силой и разумом одновременно. Миднайту же это не требовалось, но для осуществления его плана по-прежнему требовались все шесть печатей.
— Тогда можете попробовать прямо сейчас. Что же до цели… она была у вас с самого начала. — тёмный маг протянул девушки руку. Сейчас этот жест означал вызов, а не дружелюбие.
— Не хочешь раскрывать своей цели? А может, считаешь её несбыточной мечтой? — Брейн II легко коснулся пальцев иллюзионистки. - Я всё равно пойму тебя. По крайней мере ту часть, которая мне интересна.

0

25

«Тогда по отдельности и будут…»
Как должно быть доступно пониманию каждого, печать гильдии представляет собой не просто кусок несмываемой краски на поверхности кожи, а прежде всего заявление о принадлежности. У некоторых организаций минизаклинание служило будто «маячком», помогающим находить пропавших, у иных действительно средством связи, а у ряда темных гильдий часто встречалась форма «жизненного контакта», работающая по закону «все или ничего» и обеспечивающая некое подобие верности верховенству. У гильдии Ламий герб представлял не что иное, как «знак господства», элемент единоличия, противоборствующий любым конкурирующим объектам. Как рассудила в свое время Ооба, гильдия и так достаточно сильна, доказательство превосходства для нее лишь вопрос краткого времени, а потому лишние «примочки» просто ни к чему. Любая «ламия» обладает достаточно прочной шкурой, чтобы самостоятельно разобраться с собственными  проблемами при их возникновении и, видите ли, сверх сего определения ничего не полагается. И Софии, разумеется, менее всего хотелось схлопотать на свою голову еще и отторжение.
«Энергия и душа работают порознь? – на мгновение Софи недоверчиво сощурилась, краем глаза проследила за движением оппонента, мысленно разбив увиденное на резковатую последовательность кадров. – И это говорит мне человек, пользующийся аналогичным типом магии? Либо года сменяются уже не так, как прежде, либо время еще не привнесло ему должной отдачи. Давайте, еще скажите мне, что магическую силу можно передавать и заимствовать».
Странно-странно. В то время как для менталистов многие чувственные составляющие действовали исключительно совместно, согласуясь со своей природой и логическими законами, слышать от них же и обратное. Девушка удачно подавила зародившийся было смешок, что стало весьма к месту, ибо далее произошедшее занесло в самую глубину взгляда холодные, почти отчужденные искры, и они плотно затаились там, временами показывая острые грани. Сразу три основных момента, случившихся единовременно, заставили ее еще более усилить бдительность и теперь при случае действовать во много раз резче и раздраженней, чем обыкновенно.
- Я не нуждаюсь в чужом понимании, особенно фрагментированном, - голос заметно отяжелел, но вместе с тем не приобрел окраски, а в тоне потихонечку начали проглядывать характерные стальные нотки, явно отмечающие, что ситуацию далее намеченного предела лучше не усугублять. – Вы только что показали мне меру своего содействия. И она красноречивее всех остальных лишних слов.
Ламийка вернула ладонь, которую так и не скрепили рукопожатием, обратно к себе. Краешком ноготка зацепив кусочек пиробумаги под манжеткой, легонько потянула его, вместе с тем протирая и активируя. Манипуляция оказалась настолько гладкой, что виден был лишь пламенный всполох, приятным теплом облизавший кончики пальцев и устранивший возможные следы соприкосновения. Далее Софи спрятала ладошку в карман, явно не собираясь продолжать прерванный обмен. Поведение давнего знакомого достаточно возмутило ее: уж коли так пойдет и дальше, случись что – он и действительно руки не подаст. И в принципе для такой личности сие и было в порядке вещей… но хоть сейчас-то он определенно мог вести себя порядочно.

0

26

Миднайт лишь внутренне усмехнулся, когда реакция Софии совпала с ожидаемой. Конечно, промелькнувшая на мгновение схожесть охватывавших их чувств, была лишь иллюзией. Ничего общего, кроме умения искажать действительность и носить бесстрастную маску, скрывающую истину. Для Миднайта — родившееся из отчаяния неприятие материального мира, для Софии… трудно было сказать, но её это сильно угнетало.
— А чего ты хотела почувствовать? Готовность помочь тебе просто по доброй воле? Извини, но здесь каждый блуждает среди собственных проблем. И, надо сказать, ты вполне подходишь для нашей гильдии… в конце концов, у каждого из нас с тобой не меньше общего, чем друг с другом. — София предположила, что у Орасион Сейс с самого начала была цель, но в понимании каждого она была слишком различной, чтобы считать её единой. И всё же, шесть печатей давали всем одно общее чувство — надежду. Даже в те моменты, когда гильдия была разгромлена, а её члены находились на разных окраинах Фиора.
— Я не нуждаюсь в чужом понимании, особенно в фрагментированном. — голос иллюзионистки изменился. Маска бесстрастия дала небольшую трещину, и нотки раздражения проникли в речь Софии. — Вы только что показали мне меру своего содействия. И она красноречивее всех остальных лишних слов. — Брейн II лишь холодно улыбнулся.
— Рад, что мы получили ответ на этот вопрос. — всё же, поражение заставило их гильдию стать более сплочённой, повысило лояльность тёмных магов друг к другу. Шесть печатей, обеспечивающих шесть шагов к заветной цели для каждого из них. Если этой гарантии Софии было недостаточно, то ей следовало обратиться в гильдию наёмных убийц. Те полностью сконцентрированы на заказе и слишком дорожат своей репутацией, чтобы не выполнить его. Для Орасион Сейс же месть, хотя отказываться от неё никто из них не стал бы ни при каких обстоятельствах, была лишь второстепенной задачей. Как и личные амбиции товарищей. - И всё же… принадлежность к нашей гильдии откроет большие перспективы для достижения твоей цели, чем простое сотрудничество. Как и для нас. — печати Орасион Сейс работали вовне, представляя собой не что иное, как знак экспансии. Бездушной материи не важно, какая сила её направляет, значение имеет лишь мощность.
— Не важно созидаешь ты или разрушаешь, следуешь путём света или путём тьмы, энергия рассеивается, знаменуя, что в этом мире все твои усилия тщетны, потому что всё со временем обращается в прах. Это существование просто не признаёт различий, имеющих силу, когда магия действует вовнутрь, вот и всё.

0

27

Чем дальше продвигался разговор, тем острее приходилось ощущать, что очевидно визит сюда был лишним, и та бредовая мысль о возможности что-то изменить ни к чему не приведет. Софи в очередной раз пожалела, что в свое время невольно поддалась влиянию той «розовой дури», и оттого до сих пор не в состоянии вырисовать полную трезвую картину сего персонажа. Но так что же… с каждой секундой образ вырисовывался все четче, возмущение медленно, но верно перерастало в неприязнь. И желание обрекать себя на длительное присутствие здесь понемногу таяло.
«Еще одно слово, и мне придется вас покинуть. Ничего личного, всего-навсего расчет, в котором результат не кроет затраченные средства», - в ответ на язвительность ламийка культурно промолчала. Она явно не разделяла радости. Чувство напраслины всех будущих усилий определенно не доставляли никакого мазохистского удовольствия и не вызвало ответного участия. В глазах Софии он выглядел либо слепцом, не способным анализировать сложившуюся ситуацию с расчетом возможностей, либо неким извращенным подвидом личности, зациклившейся на ранее сформированном узком мировоззрении и смакующей его от случая к случаю, по делу и без оного. А может и тем, и другим. В равной степени ни единый вариант не вырвал бы у девушки ни капли доверия.
- Перспективы – лишь пустое сотрясание воздуха, - открыто фыркнула иллюзионистка, - в то время как обеим сторонам нужны действия. Я не стану носить вашей метки, если она не несет ничего большего.
«… потому как тратить слова попусту умеет каждый, - Софи обвела зал коротким изучающим взглядом. – Что же вы, ребята, делаете здесь до сих пор, коли у вас все так замечательно?»

0

28

— И с чего вдруг моя лёгкая издёвка тебя задела, София? Да… интеллектуальные способности у тебя на нуле. Что ж, по крайне мере, тебе не командовать… — тем не менее, потерять возможную лояльность гостьи Миднайту не хотелось. Он по возможности старался не говорить ни о чём прямо, надеясь что первоначальные требования неофитов будут оставаться на том же уровне достаточно долго, но здесь, видимо, придётся раскрыть карты.
— Или же ты этого и добивалась таким способом? — в этом случае София точно была профессиональной шпионкой, способной выудить информацию из любого следователя консульства, предоставив взамен обрывочную информацию, не несущую в себе ничего ценного, по крайней мере, даже разум Миднайта устал от этого бесполезного разговора. Именно устал, никакой раздражительности или агрессии, только желание сбросить этот груз поскорей и поразмыслить над гораздо более важными вещами.
— А ведь поединок действительно сказал больше, чем твои слова. возможно, всё-таки стоило затянуть его ещё на несколько минут…
— Перспективы — лишь пустое сотрясение воздуха, в то время как обеим сторонам нужны действия. Я не стану носить вашей метки, если она не несет ничего большего. — что ж, прямое заявление заслуживало прямого ответа. Миднайт глубоко вздохнул. С дипломатией было покончено.
— Как ты знаешь, силы каждого из нас хватит на среднюю по силе волшебную гильдию. Но, учитывая масштаб преследуемой цели, этого мало. Знак Орасион Сейс работает вовне, позволяя магической силой контролировать внешний объект. Если же он будет связан шестью идентичными метками, то контроль станет идеальным, что гарантирует полномасштабное использование мощностей любого оружия или артефакта. Именно так наша гильдия контролировала Нирвану. — взгляд Миднайта вновь был прямым и пристальным. — Это вся информация, которую я могу раскрыть кандидату.

0

29

«В ваших руках были все ответы… и все ключи, которые я могла предоставить всего минуту назад…» - Софи тихо хмыкнула. Взор ее сузился и заблестел мрачноватым сиянием, словно в нем затаились сотни прокаленных игл. Итак, вот настает срок, когда каждая живая душа допускает неточности в своих мыслях, поведении, а затем и делах. И остается только наблюдать… за мелкими движениями мышц лица, возможно, жестами, за тонкими изменениями интонации речи, вариациями пауз между словами и поворотами разговора, которые бывают особенно лихи и опасны. Вот… каждая живая душа ошибается, когда приходит черед. Ибо сама жизнь есть ее наибольший недостаток, позволяющий допускать неточности и призывающий непонимание. Наблюдателю остается всего лишь ждать. И самому быть осторожным.
«Но вы отвергли ключи и не приняли во внимание ответы… Что же, исключительно ваш выбор. Да будет так», - нащупав в кармане карту, девушка без всякого интереса потянула ту на себя: наступила ее очередь забирать свои ключики. Да и со старой-доброй гулящей колодой таро не хотелось спорить, эти карты слишком ветрены, чтобы ждать и подолгу оставаться на своих местах. Подхватив «беглянку» за угол и удачно угадав с направлением скудного освещения, Софи щелчком подняла ее перед собой и задержалась на изображении всего на секунду.
«Ну здравствуй, Turris. Давно не виделись», - сложно было сказать, была ли фокусница рада встрече или же, наоборот, несколько огорчена. Но последовал еще один щелчок, будто бы обложку проверяли на прочность, а после девушка, играючи прокрутив ее между пальцами и тем самым показывая, что с обеих сторон располагается лишь крестообразная резьба рубашки, в едином движении задвинула карту в нагрудный карман.
- О, я вовсе не кандидат, сэр. Я – возможный союзник и не более того. Вы просто забываете, что я вам не ровня, вот и все, - на сей раз девушка без всякого оттенка отношения к делу точно выделила каждую фразу, слегка смягчив на окончаниях. – Возможен такой поворот событий, что в определенный момент магической силы может попросту не хватить. И тогда последствия примут неприятный оборот.
«Итак, число «шесть». Численный символ разрушения, смерти и неудачи. Понимаю ваш выбор… И вам не хватает носителей… Как печально».
- В свое время, когда еще наш Юпитер был цел, метр основал его на основе силы самых мощных стихийных магов гильдии. При всем уважении я весьма смутно представляю себя в сравнении с ними. Пускай пушку и запускали более по праздникам в подтверждение превосходства, его сфера служила явном свидетельством разрушительной мощи. У меня же она отсутствует по факту, - ламийка в якобы извиняющемся жесте развела руки в стороны, при этом слегка склонив голову вперед. Лицо потонуло в глубокой тени. То, что она хотела после того услышать, разумеется, виделось довольно-таки ясно. Только нужно ли было?
«Что же мы имеем теперь? Turris, шесть и Нирвана… Скорее всего, представляют собой поэтапные следствия одного из другого. Ведь, как известно, человек способен взболтнуть по глупости единожды, а двукратное повторение свидетельствует об отметке важности объекта. Возвращение к имени трижды охарактеризует его как наиболее значимое и имеющее свое место в жизни. Не сомневаюсь, что оно и далее проскользнет… Итак, что же представляла из себя Нирвана? Довольно просто выявить ее как аналогичную связывающую конструкцию, обладающую неким определенным свойством. Однако к чему слово «гибель»… не была ли она чем-то большим, нежели…»
- Так что… я считаю, нам всем нужно некоторое время… на разбор полетов, несмотря на то, что у меня его остается не так уж много, - она намеренно приостановилась. Для нее объем информации так же достиг своей максимальной точки высвобождения. Мда, и при любом возможном исходе у нее еще будет время. Еще совсем немного, и у нее оно появится, чтобы прощупать их всех на прочность… исключительно в целях безопасности обоих сторон. И исключительно ради получения удовольствия от самой игры.

0

30

— Твоя сила дремлет внутри тебя… И более слабые волшебники, познав сущность отчаяния, становились сильнее, и я бы мог помочь тебе в этом, если бы ты согласилась. Да и пригодилась бы она скорее в разведке, чем при прямых столкновениях. — вслух озвучивать эту мысль Миднайт не стал, тем более, что переговоры действительно исчерпали себя, и дальше стороны могли ожидать лишь потерю интереса друг к другу. Возможно, это уже частично произошло, но все иные формы сотрудничества сейчас казались малозначимыми, Орасион Сейс не гнались за информацией о Хвосте Феи: той, что они уже располагали, было вполне достаточно. А, значит, попытаться стоило.
— Так что… я считаю, нам всем нужно некоторое время… на разбор полетов, несмотря на то, что у меня его остается не так уж много. — похоже, ничего больше София сообщать не собиралась. Когда-то гильдия Жозе Пола часто обсуждалась на собраниях и рассматривалась как одна из наиболее опасных угроз, теперь же она фактически исчезла из поля зрения. За семь лет подобная участь постигла множество гильдий, но бесследно не исчезала ни одна из них.
— Разве они не стремятся восстать из пепла? А если на то нет причины, то, значит, им суждено было сойти с дистанции. С вмешательством фей или без него. — Миднайт слегка наклонил голову в знак согласия.
— Полагаю, ты права. Как бы то ни было, рассчитываю, что эта встреча пойдёт на пользу всем нам. — вопрос о пятом из шести столпов остался открытым. И всё же, бесполезными переговоры не были. Теперь нужно было выждать время.

0

31

«Главное, чтобы вы ее не упустили… эту пользу», - безучастно рассудила девушка. Потому как она никакой пользы от встречи не наблюдала:  каково бы не было соглашение, от организаций подобного типа каких-либо гарантий ждать не стоило, а поведение их уже на текущих момент не вызывало особенных надежд на успех в ее отношении. Но что же, Софи в данном случае следовало вернуться к исходному – выбора не существовало. Или же он был настолько отдален, что риск становился оправданным.
- Славно, - ответ, естественно, последовал с довольно весомой приправой лукавства, а точнее «естественного» лукавства. – Но перед тем, как я вас покину, все еще ожидаю услышать суть пробного поручения.
«Коли обе стороны еще заинтересованы…» - ламийка снова воззрилась на оппонента в ожидании ответа. Любой момент, который интересовал ее, можно было узнать прямо сейчас. Всего одна мысль, и не нужно ни давить, ни выпытывать, ни каким-либо иным способом раздражать объект интереса. Только одно желание узнать и более ничего… София намеренно бездействовала: ведь стоило же оставить хоть что-нибудь неизвестное, чтобы наличествовал повод вернуться сюда когда-нибудь после, создать хотя бы и некий призрак незавершенности, который побудил бы потом возвратиться обратно и потребовал недостающие кусочки головоломки.
С другой стороны… возможно, что и рассуждать здесь было не над чем. Эту карту, башни-Turris… величественную, окруженную бледно-голубым сиянием с грозным венцом неправильной формы на самой вершине, она последний раз наблюдала без малого лет семь назад при обстоятельствах не менее интригующих. Правда тогда та весьма любопытная личность, ответственная за очередной переполох внутри колоды, ушагала в окно, так и не сообщив ничего внятного. Что ж поделаешь, через несколько минут городской стражей было сообщено, что мужчина, столь спешивший скрыться из резиденции правительства являлся преступником государственного масштаба. Чувства, которые испытала Софи в тот «момент истины», были весьма противоречивы, но зато заставили с тех пор повнимательней относиться к тем, с кем имеешь дело. Пускай и в краткие промежутки времени. Поэтому и сейчас у нее в сознании твердо заякорилось мнение по поводу выходцев из старой-доброй разрушенной Turris: как бы далее расклад дел не обстоял, вторично подать руку кому бы то ни было из этой компании она не рикнет.

0

32

Противоречие. Множество противоречий. Вряд ли София намеренно пыталась обмануть Миднайта, казалось, напротив, она говорит всё, что думает, не замалчивая своих мыслей, постоянно меняющих направление. Это было больше похоже на сомнения, многократно усиливающиеся при решении вопросов жизни и смерти, чем на помешательство, но всё же, подобный ход диалога внушал доверия. Миднайт сосредоточился — он уже рассказал гостье достаточно много, в дальнейшем следовало проявлять большую осторожность.
— Славно. Но перед тем, как я вас покину, все еще ожидаю услышать суть пробного поручения. — Миднайт удивлённо изогнул бровь.
— Вот как? Мне казалось, что ты не настроена на сотрудничество прямо сейчас. Или же, появилось обстоятельство, заставившее тебя изменить свои намерения? Хм… — для Брейна II руководить и работать с партнёрами, о которых он мало что знал, было обычным делом. Но с иллюзионисткой всё обстояло гораздо более сложным образом: вокруг тёмного ядра её ауры клубился туман, не позволяющий судить об истинности или ложности её слов и мыслей.
— А ведь эту способность можно использовать и в своих интересах… Наличие агентуры в логове врага может сыграть ключевую роль, но… если агент слишком хорош, нужно всегда быть настороже. Иначе можно поплатиться, жестоко поплатиться…
— Мне нужна информация о Чешуе Ламии. — в глазах Миднайта вновь отразился стальной блеск. Семь лет назад его отца одолел лысый волшебник из этой гильдии, и его мощь действительно представляла для возрождающейся из пепла Орасион Сейс немалую угрозу. Был там и другой маг, изрядно потрепавший Рейсера. Они тоже были ответственны за уничтожение Нирваны, и Брейн II желал для них аннигиляции не меньше, чем для фей и пегасов. — Текущий состав, активные задания, местоположение каждого из магов. Всё, что сумеешь добыть. — Миднайт положил ладонь под подбородок, ожидая ответа Софии. Попросит ли она сразу что-то в награду? Было бы неплохо выяснить, какую именно выгоду она ищет от сотрудничества с нелегальной гильдией, переживающей не самый худший, но сложный период своего существования.
— Боюсь только, что результат задания принесёт мало пользы в настоящем. Нападать на столь сильную гильдию, как Чешуя Ламии, в данный момент было бы крайне опрометчиво. Мне нужно лишь подтверждение лояльности, впрочем, возможно удастся устроить проверку их силы. Рейсер полностью оправдывает своё имя, справляясь со своими обязанностями в минимальные сроки.

0

33

«Ну вот, Мидкросс, услышала. Теперь все?» - язвительно отозвался внутренний голос, притом и не думая далее разъяснять, что для нее будет значить это «все».
Спустя пару мгновений, иллюзионистка утвердительно кивнула. Вот теперь исход событий становился ей действительно безразличным. Если во время переговоров можно было злиться и возмущаться, наслаждаться моментом разговора или же наоборот ожидать его окончания, а после оных переживать, печалиться или напротив – довольствоваться результатом, то в самом начале и конце не ощущаешь ничего… Потому как при начале дела еще не имеешь ничего, о чем следовало бы переживать, в завершении же чувствуешь, пожалуй, облегчение. И ничего более.
- Нет, - послышался спокойный суховатый ответ… спустя еще пару-тройку мгновений. – Этого я сделать не смогу…
Софи подняла подбородок чуть повыше. Взор сплыл с недавнего собеседника за его спину, затем по тесной влитой кладке стен и задержался на выходе. Зрачки плавно сузились, почти по-хищнически, когда при преследовании добычи оная начинает неминуемо удаляться и уходить прочь. И она не двинулась ни на шаг, чтобы уйти. Пусть все будет, как совершится.
Да, именно так. Именно не сможет… Достать информацию было несложно: можно даже и с места не сходить, выбор нужных данных и их перерисовка открывались лишь вопросом краткого времени. Только неизвестно, чем может обернуться подобная безответственность. Во всяком случае, возможная плата в несколько жизней за одну полуживую ее совсем не устраивала. Даже при более-менее «удачном» итоге подобный груз на совести стал бы слишком тяжел в дополнении к ее извечному проклятию, памяти, не позволяющему забыть ни единую душу. С другой стороны – всегда можно было сдобрить совокупность данных толикой незаметной неправды. Но такого София попросту не умела, да и смысла, в общем-то, не было.
- Я не враг ни им, ни вам… - продолжила она, пропустив мимо еще несколько секунд. – Я и не тот, кого считают противоположным ему, - Софи неторопливо продолжила. Слова отдавались легкой приятной горчинкой на языке. И они были ей одновременно отчужденны. Они являлись просто изложением сухой правды… У нее действительно не имелось ни врагов, ни друзей – вообще никого. Во всем этом чертовом мире. Разумеется, время от времени хотелось исправить таковое положение дел, но привычный автономный образ жизни да разочарованность в человеческой природе не позволяли этакой вольности.  - И я не предатель, потому что, как известно, предательство всегда работает в обе стороны. Я… просто не вмешиваюсь.
«В упоминание о том, как и они не стали, когда следовало, - рассудила девушка сама в себе. – Что дается, то и принимается. Это главное правило справедливого обмена. Оно держит мир в относительном равновесии… Разрушает клятвы, успокаивает ненастья, укрепляет разум при виде действительности и сеет безумие при встрече с ней».
Изложив свою точку зрения, фокусница умолкла в нежелании нарушать подземную тишь ничем более. Для нее абсолютно ясным считалось, что продолжение разговора навряд ли принесет что бы то ни было полезное. Когда мотивы указующей стороны раскрыты, а так же очевидные формы действий, навряд ли существует еще что-то, способное перебить их негативный характер. Ее цель виделась сущим пустяком по сравнению со всеми возможными последствиями.
«И отчего же Turris, а не Mors? С нею было бы куда теплее… - она внутренне улыбнулась своим мыслям. – Я так устала искать».

0

34

Это было даже немного обидно. Не столь много было времени у Миднайта, чтобы тратить его на заведомо бесполезные переговоры, впрочем, их результат стал ясен ещё десять минут назад. Манера ведения переговоров у Софии была странной, слишком скрытной по мнению мастера Орасион Сейс, предоставившего уже несколько вариантов сотрудничества.
— Ни запросов, ни предложений… на что ты рассчитываешь, если твой нейтралитет тебе так дорог? А ведь он бесполезен в мире, где грядёт великое противостояние… или великое разрушение. — надо сказать, семь лет назад подобная встреча могла бы стать для Софии роковой ошибкой. Тогда Миднайт, несмотря на почти постоянное пребывание в состоянии полусна, был достаточно импульсивен, чтобы атаковать любого, кто мог разузнать о делах гильдии что-то лишнее. Теперь же…
— Может, она ещё будет нам полезна… её подход неблагоприятен для поиска союзников, а ведь то, что сокрыто внутри её взгляда, говорит о том, что она не отступится. Убежище, правда, лучше сменить на время. — Брейн II покачал головой. Продолжать эту дипломатическую игру было бесполезно.
— В таком случае подумай, что ты можешь предложить и что хочешь потребовать взамен. Иначе твои поиски никогда не увенчаются успехом. — с момента, как гостья вошла в этот бункер прошло ровно два часа. Теперь ей следовало покинуть тесное помещение, где впервые за семь лет проходило полное собрание тёмной гильдии, восстающей из пепла.

0

35

Интересно, что же он в действительности ожидал услышать? Сторона, которая не являет никаких гарантий да к тому же проявляет себя крайне негативно в отношении взаимодействия, может забыть о всяческом доверии и участии, а тем более в таких масштабах. Тут с какого ракурса не смотри, а у Софии не было ни единой причины подставлять под удар гильдию, которой она хранила верность уже более семи лет, какой бы не была эта гильдия.
Нет, все же подобные расширенные манипуляции совершаются не единовременно. Поначалу жертва ослепляется, вводится в заблуждение… Затем появляется  все большая и большая возможность завладеть ее разумом. Это изящная игра, требующая гибкости поведения, слаженной лжи и толики нежности для смягчения, где постепенно резкие градации черного и белого смываются на границах и начинают замещаться одна другой. Она одновременно мягка и красива, но и опасна – порою, когда истинность намерений вскрывается слишком рано, для подвластной стороны истинность вещей может стать внезапно весьма неприглядной. И тогда риск потерять ее из-за возникшей разницы очень велик. Но суть подобного обмена состоит именно в плавности всех действий: заменить иное своим, саму сущность и само мировоззрение. Чтобы даже самой жертве он показался сладким. И в итоге, в самом конце личность любой специализации, любых сил и умений станет во всех отношениях разделять подставную теорию.
Коли оппонент сего до сих пор не понял, года, минувшие с их последней встречи, скорее всего, нисколько не изменили его. Желание получить ожидаемое сразу не принесет результатов. И если он намеревается и далее придерживаться подобной тактики, в очередном мирозавоевательном походе будет ожидать неминуемое поражение. Орудие о шести печатях, каково бы ни было избрано, так же требует продуманности и тщательной дрессуры.
- Оу, - слегка застопоренно произнесла девушка. Комичный видок удивленной иллюзионистки достаточно быстро заменился привычным непроницаемым. По всей видимости, на свой отказ она скорее ожидала нападения или кардинальных разборок, нежели предложения поразмыслить над тем, чего бы ей все-таки хотелось, - стоит мне подумать о чем-то лишнем, я стану и вовсе легкой добычей, правда? – уловив краем глаза плотоядную улыбку Кобры, Софи продолжила еще более твердо. - Которой следует приказывать, а не предлагать.
«Еще не время, еще совсем не время, но…» - отметив примечание о том, что теперь она может быть свободна, София ровным шагом двинулась прочь. Правда внутренние борения банально испариться с сего места и далее традиционно дать деру при сем ее не думали оставлять. Только – вот незадача-то – открывать далее спектр своих возможностей тоже не хотелось.
- Но я привыкла чувствовать себя свободно. Моя жизнь ни для кого не представляет ценности. И мне спокойно, от осознания этого, - фокусница на секунду задержалась на проходе в туннель и обернулась назад. - Однако существует и обратная сторона… Простите, если умеете.
«Если еще думаете неким образом заполучить меня, вам придется справиться с ламиями самостоятельно. Я не готова понести на своих руках чужую кровь», - снова оказавшись во мраке узкого подземелья, девушка безошибочно следовала по сети переходов, согласуясь с обратной последовательностью их прежнего хода. После многочисленных тренировок с фантомом таковые маневры были обычным делом, над которым и задумываться-то особенно не следовало. Перестраховки ради, положив большую часть внимания на слух, она молча двигалась далее и далее. Однако в почти кромешной тьме, изредка нарушаемой ровным зеленоватым свечением контурной свечи, царила тишина. Даже воздух, богато приправленный земельным сырым запахом, не шевелился и не перетекал по извитым подземным тропам. Похоже, за ней никто и не думал торопиться.

0

36

— Не стоит упускать её из виду… по крайней мере, она ещё даст знать о себе. — Миднайт равнодушным взглядом проводил девушку, направляющуюся к выходу, жестом приказав соратникам по гильдии не препятствовать ей. В любом случае, Кобра не подчинился бы, если бы почувствовал её намерение сообщить о их местоположении кому-либо, а остальное мастера Орасион Сейс заботило мало.
— Зачем приходила, если не собиралась изначально боялась предложить свои условия? — губы Миднайта на мгновение изогнулись в усмешке, после чего выражение лица вновь вернулось к нейтральной отрешённости. Кобра, похоже, был недоволен его решением, но окончательно портить отношения с Софией попросту было бессмысленно, к тому же она всё ещё могла оказать им услугу, хоть и не в тех масштабах, как хотелось бы.
— Всё-таки, женскую логику трудно бывает понять. Хорошо, хоть Ангел не страдает подобным… — виновница произошедшего явно была не рада своей идее, скорее, из-за потраченного впустую времени, чем из-за отсутствия результата, тем более что последний всё-таки был.
— Причина явно есть, и она обозначилась семь лет назад… просто так человек, решившийся вступить в контакт с тёмной гильдией, скорее бы обратился к наёмникам вроде Икаруги, нежели к гильдии, преследующей собственные цели… да и разница в сила была обозначена ей самой, так что дело не в сложном положении Орасион Сейс. — Брейн II никогда не терял своих воспоминаний, однако годы тренировок, связанных с погружением собственной души во тьму отчаяния давали о себе знать — он в деталях мог вспомнить свой бой с Эрзой, крушение Нирваны и даже своё времяпрепровождение в Райской Башне, но вот отдельные эпизоды, которым Миднайт не предавал особого значения, забывались, и чтобы выудить из подсознания полную картину произошедшего, приходилось погружаться в транс довольно надолго.
— Лучше потом… когда она будет ближе к краху своих желаний. Всё равно её сотрудничество не будет играть особой роли в исполнении нашего плана. Просто резерв.
— Ты была права. — заметил Брейн II, удостоив Ангел взглядом. Беловолосую никогда особо не интересовало мнение мастера, хотя с тех пор, как эту должность занял Миднайт, её линия поведения несколько изменилась. Похоже, она доверяла ему больше, чем его отцу. — Она действительно может нам пригодиться. — девушка слегка наклонила голову в знак согласия, при этом бесцеремонно зевнув. Переговоры заняли изрядное количество времени, наполнив чашу терпения большинства участников собрания до краёв. Пора было сворачиваться или, по крайней мере, сделать перерыв для следующего дня.

Отредактировано Midnight (2012-10-29 02:26:30)

0

37

Выход из подземья совсем не выглядел как выход. Он напоминал один из многих тупиков, в которые приходили многочисленные ответвления соседствующих ходов: идентично выложенные стены, те же параметры прохода, тот же запах, та же влажность и та же темнота. Изумрудный огонек свечи погас под тонкими пальчиками. Все же согласно расчетам, место именно то самое.
Свободной рукой ламийка принялась шарить по плиткам правой стороны проема. Методично и терпеливо… Если бы в самом начале при заходе сюда она не услышала звуков щелканья и проворачивания нутра дверного механизма, то, возможно, теперь и не стала настолько уверена. И искала сейчас свет в конце туннеля вместо точной локации поворотного рычага. Ну или ожидала пока кто из «местных жителей» надумает пройти мимо. На счастье место нужной плиты было определено – именно здесь и именно справа. Просто потому, что большинство конструкторов правши. И не зацикливаются на сложности модификаций, устанавливаемых в богом позабытых тесных помещениях.
Итак, вот наступил кульминационный момент, когда раздался щелчок… заворчали полудохлые шестеренки, ржавая доходящая конструкция пришла в движение, в очередной раз напоминая, что не долго ей осталось работать, и чтобы впредь с ней обращались бережно и нежно. Сплошная каменная стенка отъехала в сторону, в лицо брызнули разъяренные потоки солнечного света, поначалу заставляя жмуриться и закрывать глаза ладонью.
С полминуты девушка простояла на «пороге» в замешательстве и задумчивости, но после очередной резковатый звук закрывающейся «двери» заставил поспешно шагнуть наружу, в некий обшарпанный позабытый всеми земными силами переулок. Щурясь и время от времени огорченно вздыхая, Софи топталась на месте и мутноватым взглядом обозревала стену. Сейчас она более всего напоминала всклокоченную, сбитую с толку сову, которую выдернули с насиженного местечка и выдворили на свет деньской, но ей на сей факт было абсолютно наплевать.
«Интересно, как он там, в темноте? – фокусница в задумчивости коснулась каменистой поверхности кончиками пальцев. Охлажденная, грубая, темноватая – сейчас что нутром, что внешним видом вся система напоминала могилу. – Совсем один… Вдруг там холодно? И еще пусто. И тихо. Ему, должно быть, так одиноко… Ведь я же видела, там у него нет даже снов…»
Нервно отдернув ладонь, она прижала к груди сжатый кулачок и ровными шажками начала удаляться. В данный момент больше всего хотелось закричать, забвенно, как можно громче, чтобы вздрогнули камни, чтоб помчались прочь испуганные птицы, но не выходило, словно внутри давно уже что-то оборвалось, словно пропал голос. Или расплакаться, но, как и водится, не было слез. Забиться куда-нибудь подальше и забыть обо всем, обо всех. Думать, что никогда от начала времен ничего и нигде не происходило.
«Он учил меня не ошибаться, - дрожащей рукой вытащив из грудного кармана башенную карту, София неровно задвинула ее между кирпичей кладки. Может быть, хоть это убережет ее от дальнейших встреч. – И все усилия ушли зазря. Люди такие нетехничные. Такие… неверные…»
Развернувшись и ускорив шаг, девушка миновала улицу, в раздражении заламывая руки. Даже она как вытренированный механизм в некоторых моментах сдавала позиции, иссякала и почти даже злилась. Ничего… еще парочка кварталов, и все пройдет, можно будет снова увидеть прежнюю Софию. Все всегда проходит – в этом сущность вещей…
«Нет. Может быть, следовало обратиться еще к кому-то… Остаются, в конце-то концов и демоны. Вполне разумные существа, не требуют ничего сверхествественного – не больше собственной души за услугу», - она горьковато хмыкнула. Не хватало только удариться в детские сказочки в то время, как ее очень скоро накроет глухая реальность. И задавит под собственным весом.
Что ж, корить себя за излишнюю болтливость, за понимание расклада вещей, а так же невозможность ничего изменить или хотя бы позабыть было поздно. У этой компании на данный момент имелся полный набор зацепок: начиная от Ангела, которая и рассказала, что их коллектив в состоянии произвести обряд соединения души и тела при наличии материала, и заканчивая Коброй, умельцем слышать, но не всегда слушать. Несложно сопоставить, куда, кого и зачем, а так же что всему виной и как все худо. Пожалуй, в ближайшее время придется навестить родной город и на всякий случай подготовиться к приезду гостей. Закупить чаю, прибраться маленько…
«Он так же учил меня… не тосковать, когда слышишь шаги смерти. Потому что она является в единственное назначенное время, и тогда ей нельзя воспрепятствовать, но… если время не пришло ведь можно же, верно?.. В-верно?» - продолжая размышлять далее и отдаляться от «убежища темных сил», Софи приближалась к центру города. В нем все обстояло неизменно: толпы суетливо снующих людей, взмокшая от следов мостовая, хмурое небо как в пятнах беспорядочно размазанного графита, беспокойные стаи серых голубей, нестройные улочки, ощерившиеся ломаной черепицей крыши… Стабильное постоянство, где никто не знает ничего лишнего, да и оно им и не нужно. Пустота, шум, промозглость. Вчера, сегодня и потом… далее, когда завтра подобный круг повторится заново. И в нем можно взять лишь роль похожего, спешащего прочь в то время, как в очередной раз солнце смешается с тучами, скользкий мистраль разгладит и выделит неровную спину городка из углов и зияющих трещин, серость разорвется на части иными цветами, а после снова поглотит их, возвращая в прежнее состояние, улицы всколыхнутся рядами спин, отзовутся какофонией примитивных звуков и голосов и утонут в повседневном движении. Не более, не менее. И незачем зря дождить.

Эпизод отыгран

0


Вы здесь » Fairy Tail: Wizards & Wonders » Арка III. Смутное время » 28.03.791. Онибас. Собранье зол его стихия