Fairy Tail: Wizards & Wonders

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fairy Tail: Wizards & Wonders » Арка III. Смутное время » 28.03.791. Онибас. Собранье зол его стихия


28.03.791. Онибас. Собранье зол его стихия

Сообщений 1 страница 20 из 37

1

1. Дата и время: 28 марта 791г. 19:00

2. Место: Окрестности Онибас, одна из бас возрожденных Орасион Сейс

3. Участники: Миднайт, ГМ (все остальные), Софи

4. Ситуация или цель на отыгрыш: Миднайт собирает всех, чтобы решить и сказать, кого они еще будут вербовать.

P.S. По выбору игрока один из Орасион опаздывает на встречу (просьба коснуться этого в посте).

0

2

Финансовые дела у гильдии, исчезнувшей из поля зрения на семь лет, шли очень плохо, неудивительно, что в тесном помещении, расположенном под землёй, не осталось ничего, кроме вытесанных в укреплённых камнем стенах шести неудобных сидений. А ведь когда-то Орасион Сейс владела немалым имуществом, даже дорогостоящее вооружение могла себе позволить. Впрочем, именно это поправить было легко, да и теперь, когда Хотэй предал их, денежный вопрос не имел столь большой важности. Не так часто в холодном, бесстрастном взгляде Миднайта можно было разглядеть искры радости, но сегодня он на несколько шагов приблизился к своему триумфу, впервые собрав состав Орасион Сейс вместе. Увы, состав был неполный, что лишало их значительной части силы. Возможно, частью вины было пренебрежение отца к каждому из шести столпов по отдельности, но главной причиной стала переоценка собственных сил: годы размышлений, изучения тайн магии и соприкосновения с ними дали понять, что в те времена Миднайт мало чем отличался от любого второсортного волшебника. Но теперь… теперь он знал истину, знал больше, чем знал его отец. Теперь его имя — Брейн II.
— Благодарю за то, что подобрали осколки моего черепа, находится в таком состоянии было крайне неприятно. — посох, в котором находилась душа Клодо, было восстановить нелегко, даже сейчас Миднайт не был уверен, что в пострадавшем черепе не было маленьких трещин, хотя на взгляд всё было в порядке.
— Скоро ты получишь полноценного голема. Нам ещё пригодится твоя сила. — увы, даже считая Клодо, их не могло быть пятеро: магия требовала присутствие шести живых, а не шести душ, но всё же, самый старый из нынешнего состава Орасион Сейс мог принести немалую пользу. Первым на собрание явился Рейсер, единственный, кому незачем было скрываться от посторонних взглядов, замечавших лишь странный цветной объект, почти не касающийся поверхности земли, чуть позже появился Кобра, молча занявший место напротив мастера. Брейн II помнил, как его отец поразил ядовитого драгонслейера в спину, лишь обещание Миднайта помочь ему в поисках Куберуса помогло убедить Кобру бежать из тюрьмы и вернуться в гильдию.
— Ангел опаздывает. — заметил Брейн II, оглядев присутствующих бесстрастным взглядом. — Мы снова вместе, но наша гильдия переживает не лучшие времена. Есть предложения, как это исправить?

0

3

Кобро злобно повозился на сидении, устраиваясь удобнее. Он тут торчал уже добрых минут двадцать, отчего потерял терпение, которым и раньше не особо отличался. Ангела все не было и не было и, в отличие от внешне спокойных Рейсера и Брейна Второго, Кобре-то как раз спокойно не было. Он высунул язык и облизал пересохшие губы. Сейчас, оставшись без Куберуса, он был ощутимо слабее своих сокомандников, несмотря на то, что все также оставался великим драгонслэером.
- Нужно вернуть старые силы. Помните, мы входили в Союз Балаам, нас боялось множество темных гильдий. Да те же "Мумии". Явиться к паре-тройке, сами все отдадут, лишь бы мы их не трогали,- подал голос Рэйсер.
Кобра скосился на него как на умалишенного, но говорить пока ничего не стал. В целом-то предложение было классное, но вот ему глубоко до фонаря было все это всемогущество сейчас, пока он не мог вернуть себе то, что принадлежало ему. "Чертовы фейритейловцы!" Прошло уже 7 лет, а он так и не смог ни забыть ни простить. Он потерял своего единственного друга и теперь весь мир обратился в сплошных врагов, которых нужно было растоптать, унизить и выкинуть в помойное ведро.
- Сильных надо,- Кобра широко ухмыльнулся на одну сторону, что стал виден выпирающий клык,- Какого черта мы вообще тут сидим, когда надо действовать?
Маг с силой стукнул кулаком по подлокотнику, чуть ни оскаблившись. Да и где носит эту хренову Ангелицу, когда тут все так важно? Из-за нее ведь затягивается.
- Кобра прав. Нужно найти достойного присоединиться к нам. После предательства Хотэя... Это лучшее, что мы можем. Есть кандидатуры?

0

4

— Нужно вернуть старые силы. Помните, мы входили в Союз Балаам, нас боялось множество темных гильдий. Да те же «Мумии». Явиться к паре-тройке, сами все отдадут, лишь бы мы их не трогали. — Миднайт бросил на Рейсера бесстрастный взгляд.
— Если ты уверен, что необходимо так действовать, можешь заняться этим. Один справишься? — тон Брейна Второго был ровным, нельзя было понять, являются ли его слова иронией или же вполне серьёзны. Вообще, некоторые гильдии действительно можно было вернуть под свой контроль достаточно легко, если, конечно, их не взяли под своё крыло союзнички, в любой момент могущие оборотиться во врагов. Союз Балаам никогда не был достаточно стабилен, а ведь иначе бы под его контролем могла бы оказаться половина королевства.
— Сильных надо. Какого черта мы вообще тут сидим, когда надо действовать? — Кобра как всегда был горяч. Трудно было сказать, хорошо это или плохо: с одной стороны вспыльчивость всегда мешает продумывать свои ходы, но с другой — у Кобры теперь было достаточно ненависти, чтобы обратить в прах любого врага без малейших колебаний.
— Кобра прав. Нужно найти достойного присоединиться к нам. После предательства Хотэя… Это лучшее, что мы можем. Есть кандидатуры? — Рейсер поспешил согласиться с мнением товарища. В целом Брейн II был доволен, все в его гильдии были готовы действовать, а для первого этапа восстановления этого было вполне достаточно.
— Ты правильно мыслишь, Кобра. Как ты знаешь, магия Орасион Сейс может функционировать в полную силу только, когда все шестеро столпов в сборе. И я очень надеюсь, что нам понадобятся двое достойных, а не трое. — отсутствие Ангел начинало злить. Как новый мастер, Брейн II непременно потребует от неё полного отчёта после собрания, причём выяснять детали он будет столько времени, сколько она потратит, чтобы добраться сюда. — Я слышал, что Сердце Гриммора переживает не лучшие времена. Конечно, в массе своей это сброд, но кто-нибудь из родственников чистилища сгодиться может. Среди остальных я также держу под наблюдением несколько кандидатур, но их придётся доучивать. Не хотелось бы тратить лишние дни…
— И минуты тоже… Ангел проявляет неуважение ко всем нам.

Отредактировано Midnight (2012-09-15 23:00:23)

0

5

- Тч,- презрительно откликнулся Кобра при словах о Гримморах. Да этих папенькиных сыночков тейловцы отделали в энное количество крат хуже, чем их. То есть, по мнению самого Кобры, даже если в том сброде и был кто сильный, то в целом они все равно были организованы отвратительно, так что - слабаки.
- Уже,- коротко отреагировал Рэйсер на предложение заняться покорением других гильдий,- Моя Гарпия верно мне служит и теперь. Но один заставить преклонить остальных колени я не смогу.
Наступило минутное молчание, каждый задумался о своем. Кобра мысленно ломал хребты одним резким ударом, Рэйсер в уме прокручивал все имеющиеся списки темных гильдий, раздумывая, кого из них может без особых потерь поглотить Гарпия. Что же творилось в голове Миднайта - знает лишь он сам. Прошло еще пять минут. Наконец, послышался торопливый стук каблучков. Что странно, с ним рядом слышались еще одни шаги, теперь более легкие. Это была Ангел, а также некто вместе с ней.
- Простите меня,- магичка склонила голову, не спеша занять свое место на "троне", она стояла посреди круга, а рядом стояла еще одна девушка,- За опоздание. Но я пришла не с пустыми руками.
Ангел подняла голову и на ее губах заиграла нехорошая ухмылка. Она положила ладонь на плечо стоящей рядом девушки.
- Нам могут поведать кое-что интересное, вам понравится, Мастер, и это моя первая благая весть, - проворковала ангелица, а после ее взгляд стал еще более жестоким,- а вторая... Фейри Тейл. Вернулись.

офф: следующий пост от Софи, потом Миднайт

0

6

Мелкие капельки воды отделялись от потолка и медленно падали вниз. Она видела каждое их движение. Как они проворачиваются, поблескивают в полумраке, а затем опадают на неровную мощенку туннеля. Их превстречный реверанс проходил так медленно, так изящно,.. а после они разбивались. И этим все оканчивалось. Говорят, что в состоянии глубокого душевного волнения человеческий мозг способен улавливать в два раза больше изображений окружающей действительности, исходящих от зрительного анализатора. Отчего время настолько удлиняется и замедляет свой бег. Для кого-то такие моменты становятся невыносимыми, для кого-то спасительным преимуществом, а ламийка, собственно, ничего особенного не ощущала. Время, когда ее цель заставляла метаться туда и обратно в поисках выхода, давно прошли. Теперь же эмоциональная сторона отчаянья полностью себя исчерпала, оставив привычный профессиональный расчет и глухую боль, запрятанную глубоко внутри. Причем первый из оставшихся постоянно напоминал, что второй и вовсе-то не существует, что это всего-лишь усиленный разумом обрывок воспоминаний и ничего более...  и что, вот, придет и такое время, когда она буде позабыта. А вторая же с той же очередностью заставляла помнить, что время никогда само по себе не лечило ран. Ведь оно является только абстрактной единицей, в которую принято вкладывать свои планы и намерения. И ничем большим.
Влажный воздух периодически ударял в лицо, награждая землистым привкусом, но Софи уже толком и не придавала неважному окружению особенного значения. Ранее, конечно, можно было похвастаться и более теплой аудиторией. Ну а сейчас, выбор ее заметно сократился. Но и дело состояло не в самом выборе, скорее уж в оставшихся призрачных возможностях, ради осуществления которых не имело значения, к кому и на каких условиях придется обратиться.
Вскоре туннель закончился, и взору предстало слабо освещенное помещение. Не самое лучшее место для дружеских бесед, конечно, что ж поделаешь. Девушка сухо полусонно вздохнула, затем медленно провела взглядом по неровным очертаниям стен, потом еще раз вдоль присутствующих. Полумутный взор едва заметно блеснул, выдавая активность ранее наложенного в качестве предосторожности защитного заклинания. Слабенькой, конечно, но зато охраняющей от самой главной напасти: сохранение разума в прежнем состоянии (правда в случае Софии понятие достаточно размытое) являлось неотъемлемой частью привычного естества, с которой она до последнего при любых обстоятельствах прощаться не собиралась.
Встав рядом с Ангелом, она плавным движением сняла цилиндр и приставила вышеуказанный к груди, после чего почтительно кивнула. И замерла. Жест немого приветствия преследовал при сем несколько целей одновременно: во-первых, права голоса ей еще никто не давал, но сия формальность волновала ее более опосредованно. Пока девушка прощупывала окружающую обстановку, не хотелось совершать ошибок с первых же минут. Все же будет немного обидно, если при нежелательном исходе не получится даже шага в сторону ступить. Потому приходилось просчитывать несколько возможных веток поведения наперед.

0

7

— Уже. Моя Гарпия верно мне служит и теперь. Но один заставить преклонить остальных колени я не смогу. — в принципе, доля здравого смысла в словах Рейсера была, восстановление былого влияния среди тёмных гильдий должно было восстановить и авторитет Орасион Сейс, да и денег нужно было очень много, отец был дальновиден, уделяя внимание обеспечению гильдии результатами научных экспериментов, вооружением и крепостями.
— Хорошо. Тебе будет оказана помощь в случае необходимости. — пообещал Миднайт после короткого молчания. Ангел все ещё не было, и некоторые из собравшихся уже начали терять терпение. Лучше бы у неё была действительно веская причина так задерживаться. Кобра встрепенулся. Должно быть, услышал её шаги, и, похоже, не её одной.
— Простите меня за опоздание. Но я пришла не с пустыми руками. — Ангел положила ладонь на плечо девушки, которую привела с собой. — Нам могут поведать кое-что интересное, вам понравится, Мастер, и это моя первая благая весть. А вторая… Фейри Тейл. Вернулись. — возвращение старых врагов до Миднайта не удивило, до него уже доходили подобные слухи, и не было особой причины не доверять им. Всё же, феи хоть и были не одни, но всё же именно они были авангардом светлых в той битве. А если они были способны победить мастера Зеро, то должны были быть способны и выжить в любой ситуации.
— Извинения принимаются. — бесстрастно произнёс Брейн II — Их возвращение — хорошая весть для нас, теперь мы сможем расквитаться с ними лично.
— Особенно с тобой, Титания… ты ответишь за всю боль, порождённую этим миром в течение этих семи лет. — холодный взгляд Миднайта некоторое время изучал выражение лица их гостьи. Взять в плен или выслушать? Полумрак мешал принять решение, но всё же Брейн II склонялся ко второму решению, да и Ангел никогда не подводила гильдию прежде, заслужив свою долю доверия.
— А я знаю этот символ. — Миднайт наконец обратился к гостье — Ты ведь маг Чешуи Ламии, одной из гильдий, что ответственны за гибель Нирваны. С какой целью ты пришла к нам?

Отредактировано Midnight (2012-09-16 15:47:25)

0

8

«Фейри Тейл. Вернулись», - Софи нахмурилась, мысленно повторив ранее сказанное. Выходит, если дела пойдут более-менее гладко, можно будет убить сразу двух зайцев. Фигурально говоря, разумеется. Все-таки именно эти «зайчики» виновны в роспуске Фантома и в том позоре, который они обрушили на метра. Раз уж на сей раз им удалось выкопаться обратно из могил, почему бы теперь не помочь сему дружному коллективу засыпать их снова? Эти феечки ведь тоже люди, а не какие-нибудь там мифические создания, так что у них, так же как и у всех смертных, весьма ограниченный запас прочности. Что же до полосы везения – пусть считают, что она уже оборвана.
- Я не настолько глупа, чтобы носить при себе знаки гильдий, - магичка слабо улыбнулась и потянула застежку на манжетке. Движение это было быстрым и одновременно плавным: на то, чтобы раскрыть и сдвинуть рукав не потребовалось и секунды. София обнажила правое предплечье, крестообразно обернутое лентами, где примерно посередине на нетронутом плетением месте красовалась застарелая печать в виде русалки. – Что до нее… герб может быть любым… - пришлось выдержать небольшую паузу, пока знак плавно не изменился на фантомный, а после переформировался в символ саблезубых. – Как и я сама. Могу быть кем угодно.
Ламийка тряхнула полностью белой выседевшей головой и глянула в сторону, чтобы избавить присутствующих от возможного ощущения излишнего внимания к их персонам. Затем почти театральным жестом вернула цилиндр на прежнее место. Кромешная мысленная атмосфера здешней компании была для нее несколько непривычной, но позволить себе онулировать «дар чувства» именно в сей момент времени она не могла – любой поворот в окружающих веяниях, который София способна пропустить, либо распознать не так, как следует, может дорогого стоить.
- В общем-то, вы и так должны это помнить, сэр Миднайт. За последние семь лет не так много всего поменялось… Правда время к добру или к худу предоставило мне несколько новых возможностей. Ангел уже наблюдала меня в бою, и мне было сообщено, что я могу быть вам полезна, - девушка слегка сощурилась, глядя на главу просящих, и продолжила все тем же отстраненным тоном, словно о ней никогда и речи не шло. – Что же до цели, ежели мы найдем общий язык, она может стать сходной.

0

9

Почему он не позаботился хотя бы об нормальном освещении? Несколько магических кристаллов вполне можно было добыть в городе, но теперь приходилось изучать выражение лица гостьи в полумраке. Миднайт не отрывал свой холодный взгляд от её глаз, нечто не нравилось ему, заставляя усомниться в перспективах возможного сотрудничества, но в то же время это нечто было как-то неуловимо знакомо, как будто она испытала отчаяние, но недостаточно сильное, чтобы понять его природу. В любом случае, стоило продолжать разговор, информация лишней не бывает.
— Я не настолько глупа, чтобы носить при себе знаки гильдий. — знак на плече девушки начал меняться. Полезное умение, особенно, если специализироваться на шпионской или провокационной деятельности. С этой волшебницей стоило держать ухо востро.
— Надо, чтобы Кобра хотя бы недолго проследил за её мыслями… Его способность слышать с момента нашей последней встречи возросла многократно. — Миднайт жестом показал ядовитому драгонслейеру, что от него требовалось. Если их гостья попытается вести двойную игру, она горько пожалеет об этом. Пусть сейчас Орасион Сейс и в уязвимом состоянии, силы, чтобы разнести несколько не самых слабых магических гильдий у них хватит, даже если они окажутся разрознены.
— Что до нее… герб может быть любым… Как и я сама. Могу быть кем угодно. — да, подобная демонстрация могла лишь усилить подозрение. Если бы у Миднайта только были бы сомнения в компетентности Ангел…
— В общем-то, вы и так должны это помнить, сэр Миднайт. За последние семь лет не так много всего поменялось… Правда время к добру или к худу предоставило мне несколько новых возможностей. Ангел уже наблюдала меня в бою, и мне было сообщено, что я могу быть вам полезна. Что же до цели, ежели мы найдем общий язык, она может стать сходной. — значит, речь шла не только об обмене информацией. Что ж, Орасион Сейс — элита тёмных сил, и решения гильдия будет принимать согласно своему положению.
— За эти семь лет мир в целом стал мрачнее, не находишь? — Миднайт отвёл взгляд в сторону, уставившись в одну точку.  — Ты знаешь моё имя, так что должна назвать своё. Что касается наблюдений Ангел, то я сам хочу убедиться в их правильности. Ты сразишься с Коброй, таково будет твоё испытание. После этого расскажешь обо всём подробнее.
— Кем бы ты ни была, он слышал тебя… будет ли поединок тренировочным или смертельным, зависит от твоих намерений…

Отредактировано Midnight (2012-09-18 00:42:04)

+1

10

Кобра выжидал. Почти слившись с креслом, он затаился подобно самой настоящей змее, лишь в глазах можно было прочесть то сладкое ощущение, когда еще немного - и хищник нападет. Поведя носом, мужчина широко ухмыльнулся, закрыл глаза и полностью отдал себя водовороту чувств и ощущений, они его не подводили никогда. Эта пришедшая, она была многолика. Словно разные мотивы в ней скрещивались и боролись или словно она сама не определилась еще до конца. Вот, она осторожничает, а вот ощутимый спертый запах гордости дает в нос. И ее менявшаяся метка... Она была словно хамелеон, попавший в логово хищника. Это было... интересно.
"Я слышу тебя! Слышу твою ненависть к Хвостатым!"
Кобра только и дожидался, что отмашки Лидера. Толкнувшись о полог "трона", он резко выпрыгнул вперед, разом преодолев расстояние до непрошенной гостьи.
- С дороги,- бросил Ангел через плечо, та выразительно глянула, но ничего не сказала, лишь подбоченилась и отошла, теперь, наконец, заняв свое место,- Покажи мне, что умеешь. Я хочу это ощутить.
Его лицо расчертила широкая ухмылка, в которой блеснули выпирающие клыки. Мужчина медленно сжал одну ладонь в кулак, пыль, еще не успевшая после его "прыжка" осесть, вновь взметнулась в воздух, следуя движению быстрых ног. Кобра рванул вперед, замахиваясь и рассчитывая ударить девчонку прямо в солнечное сплетение, плащ за его спиной скользнул по ветру гибким хвостом. Ему было плевать на слова приветствия, важнее было прочувствовать.

+2

11

Софи ничего не ответила. Не потому, что было нечего сказать. Скорее уж оттого, что привыкла характеризовать мир иными критериями, нежели мрак и его противоположности. Отчасти и потому, что в некоторых смыслах умела ими управлять. Мир-то в общем и целом остался прежним. А вот люди ему «кровь» подпортили порядком. Так, что и пожелав, не узнаешь…
Спустя несколько мгновений, которые в мыслях очерчивались протяженней, она склонила голову набок, отрешенно воззрилась на своего соперника. Подобный ход был все же очевиден: чего еще можно ожидать от представителей темных после употребления одного-единственного заветного слова? С другой стороны говорить нечто иное так же не следовало, ибо вперед по обыкновению пропускают наиболее выгодные элементы, дабы оппонент не разочаровался, а намного позже заикаются о цене, которой придется расплачиваться. Потому вот он, момент истины. Распишитесь по получении, коли сможете.
Мысленная аура того, кого величали Коброй, налетала волнообразными всполохами полушепота-полушипения. Она вся состояла из непрерывного мелькания шелеста и обрывков слов, весьма тихих, даже зловещих. Одновременно с ними накатывало некое разобщенное чувство то ли печали, то ли потерянности, то ли тревоги, но оное находилось на столь заниженном уровне восприятия, что сложно было понять наверняка. Девушка и не пыталась: ни отделить этого внутреннего рвущегося голоса от фона остальных, ни распознать отдельных отрывков мыслей. Чужая душа – потемки, иная и вовсе бездна. И оттого, всякий раз углубляясь, не стоит уходить слишком далеко, чтобы не затеряться…
Запоздало осознав, что бойня дуэль будет происходить именно здесь и притом именно в конкретный момент времени, ламийка расформировала заклятие, призвав на помощь следующую его ступень и свято надеясь на крошечный временной запас хотя бы в пару лишних секунд. В мыслях же тем временем проходил четкий, почти рефлекторный анализ текущего окружения и расклада дел: итак, небольшое, замкнутое со всех сторон помещение – с одной стороны не лучший вариант с ее типом магии. Но тут же находятся и его товарищи, а потому атак с обширной площадью захвата, скорее всего, от него не последует, правда от нее – похоже, тоже. Мера уверенности, походка, скорость движения характеризуют противника как предпочетшего в сем случае ближний бой, причем серьезный и с весьма тесным радиусом соприкосновения.
Прокрутив все вышеуказанное в голове, а так же получив запрошенную информацию о типе магии, Мидкросс машинально отступила на два небольших шажка назад с целью хоть и неощутимого, но увеличения дистанции,  расслабленно отвела обе руки чуть назад и в стороны.
«Дааа, более эффективного антипода, пожалуй, сложно подобрать», - девушка мирно улыбнулась краешками губ. Хоть бы не в последний раз. И опять замерла, внимательно следя за движениями и запоминая их.
Секунды тянулись заторможенно, словно оглохшие и онемевшие. Их было немного, но в сознании они отпечатывались сотнями монотонных кадров, которые оплывали и рушились, не получая ответного нетерпения. А потом прозвенел голос. Девушка почти прочувствовала, как он эхом отрикошетил от стен и завибрировал осколками звуков в воздухе. София качнулась, переступая с ноги на ногу и отгоняя лишние помышления, принимая на свою сторону не меньшую готовность, нежели противоборствующая ей теперь.
«Пусть сбудется по вашему слову. И моя боль станет вашей. А ваша моей», - прошептала она сама в себе. После же, когда маг подлетел достаточно близко, но притом не ближе, чем требовалось, каменная кладка пола, отделяющая противников друг от друга, треснула и брызнула дробленой крошкой. На свет, а точнее его бедные остатки, безмолвно вырвалось нечто змееподобное. Оно нависло над противником чередой массивных удлиненных тел, облаченных в темную, выступающую острыми гранями чешуй, броню. Каждое из них имело свою толщину и высоту (от 25 см в диаметре и шире, максимальная длина от уровня пола до 2.2 м) и заканчивалось массивной головой, утыканной наклонными шипами. Такое вот не совсем дружелюбное чудо природы.
Сразу по появлении змеи в количестве пяти штук повели себя совершенно по-разному, хоть и принадлежали, скорее всего, одному единственному началу: одна из голов тут же бросилась под ноги, другая брызнула в нарушителя спокойствия кислотой, остальные же по сторонам предостерегающе зашипели, клацая для острастки роговыми пластинами.
Девушка действовала слаженно со своим воплощенным чудовищем. Первоначально вместе с тем, как создание рванулось вверх, почти в полутанцевальном движении ступила в сторону и соразмерено подняла ладони немного выше уровня пояса, будто бы помогая ему подниматься. Затем опустила руки крест накрест под углом в противоположном направлении, вставая в стройку.
«Hydra, surge et age».

0

12

— Увижу ли я то, что хочу увидеть или же услышу крик боли? Кобра, не подведи меня, раскрой её сущность и её способности для меня… и свои тоже. — за прошедшие семь лет все его товарищи сильно изменились, их души раздирали новые противоречия, неизбежно порождаемые этим несовершенным ограниченном мире, старая боль же утихала слишком медленно, а для некоторых из них она не могла утихнуть никогда. Никогда до тех пор, пока Миднайт не добьётся той цели, дорогу к которой было так нелегко найти… Тёмный маг неподвижно замер, ожидая начала поединка. Его слова можно было истолковать по-разному. Он не требовал победы над Коброй, она была ни к чему, ведь он хотел знать, какие намерения скрываются за её нарочито бесстрастным взглядом. И всё же, ей следовало оказаться достаточно сильной, чтобы суметь дать отпор, иначе не было бы смысла желать заполучить не только информацию, но и её.
— Так будет можно внедрится почти в любую структуру. Джерард оказался слабаком и идиотом, позволившим манипулировать собой, но его партия с советом была почти совершенна. Так не сыграть ли нам с хвостатыми феями в нечестную игру? Или, может быть, с ламиями, что виновны в случившемся ничуть не меньше? — инстинкты Кобры были обострены до предела. Он словно стремился стать невидимым, вжимаясь в кресло, он тоже почувствовал нечто, что нельзя было игнорировать. Кандидат или враг? А, может быть, просто бесполезный мусор, от которого следовало избавиться? Ангел тоже могла ошибиться, она всегда блуждала в своих грёзах больше, чем любой из их компании, но именно поэтому она была так фанатично предана своим идеалам. Миднайт чувствовал её искренность, столь редкий дар среди тёмных, и это заставляло доверять ей. И всё же, они слишком часто не могли понять мотивов и целей друг друга…
— Ну что же, попробуй удивить меня, Ангел… да начнётся представление! — атака Кобры была стремительной. Он всегда воспринимал любой поединок близко к сердцу с тех пор, как потерял Куберуса, но сейчас он, похоже, был заинтересован не только поэтому. Миднайт довольно улыбнулся, ему не пришлось раскрывать информацию, чтобы увидеть то, что его интересовало. Похоже, в тесном помещении у гостьи было преимущество, её магия заполняло собой слишком большую площадь, чтобы Кобра мог успешно маневрировать, но у ядовитого драгонслейера были свои преимущества. Его силы стали другими, более мощными и более совершенными. Сможет ли он выполнить свою задачу идеально?
— Теперь надо наблюдать, не упуская из виду ни одной детали. А ведь ставки растут… Мог ли ты решиться на подобное, отец? Теперь, когда Нирвана погибла, все твои слова потеряли смысл. Не беспокойся, я пойду дальше тебя. Сейчас или ещё через семь лет — неважно, ведь там, куда я стремлюсь, понятие времени отличается от того, что существует здесь.

0

13

Девчонка исхитряется, отходит, взывает к каким-то странным силам... Но Кобре все равно, он ее уже знает, он ее уже слышит, он ее уже чувствует. Из земли вырастают как небоскребы к небу, а маг лишь ухмыляется шире, ныряя ниже к земле. Движения ее пальцев, запах ее мыслей, шелест губ,- он запоминает, заучивает, пропускает сквозь себя. Кобра знает как никто: как бы ни велико было чудище, оно всегда повинуется своему хозяину и лишь от него одного зависит движение дальше. Маг не спускает острого взгляда карих глаз с девчонки, втягивая голову в плечи и подпрыгивая. Первая голова, ринувшаяся ему под ноги, почти хватает щиколотку, тогда маг проходится по ее мордасе ступней, толкаясь как от трамплина. Стук ее сердца, сокращения ее мышц, глубокое дыхание,- он знает все. И то, что вторая голова сейчас в опасной близости и порывом ветра, даже не касанием, сбивает его с курса на двадцать градусов влево. Кислота ему не помеха, сам ядовит, но, попадая остатком на плащ, начинает въедаться и прожигать, тогда Кобра уже в движении сбрасывает его с себя, делая замах над головой и отправляя ткань прямо на головы оставшихся трех чудищ, рассчитывая на попадание на глаза. Прямо он не пройдет, но ему и не нужно. В зазор между самой левой, которая бросилась под ноги, и второй по счету можно скользнуть в сторону, а там уже царапнуть магичку. План действий четок и понятен, просчитан в доли секунды. Драгонслэйер еще в полете от толкания о первую голову, а второй подошвой уже наискось пружинит о другую чешуйчатую шею, отлетая в сторону и тормозя ногами и рукой по земле, опять поднимая столб пыли вокруг, но теперь охватывая в нее и существо. И тут же срывается с места.
- Я слышу твое дыхание!
Громкий дикий хохот накрывает помещение, Кобра не медлит ни мгновения, тут же следуя во вторую атаку, теперь уже ближе к магически, которая боится подойти к нему. "Бойся, бойся меня! Смотри, каков я, смотри в лицо своим страхам!.."

0

14

На долю секунды ей показалось, будто он способен пробить то мрачное порождение. Но нет, этот Кобра имеет при себе один неоспоримый недостаток: он теплокровен, как и все люди. Софи даже могла «прочувствовать», как сейчас видит его гидра – всего-лишь нарушитель спокойствия, помеха, возможно, жертва. Будет слишком стремителен – придет время остановиться. Будет слишком агрессивен, пожнет долю своей агрессии. Не большую и не меньшую, а равную. Он далеко не хищник, даже и не зверь вовсе. А лучше бы был им, потому как звери никогда не изменяют своим инстинктам.
Девушка отступила еще немножко назад, постепенно обходя гидру и, по всей видимости, собираясь вернуться на исходное место, где стоял противник при начале боя. Одна из змей яростно взревела, отворачиваясь от летящей на нее тряпки и проворачиваясь, как и все остальные обратно к своему обидчику. Для Софии голос этот звучал почти музыкально.
«Вот она, мера моей ненависти, которой у меня никогда не будет, - ламийка провела ладонью по воздуху, словно погладила, и земля под едва приземлившимся магом всколыхнулась волной, как будто внизу перемещалось, буквально плыло, нечто внушительное. – Она и я – система единого целого. Одного начала, но разных отголосков. Потому, если желаете победить, никогда не следите за мной. Иначе наступит момент, когда и вовсе себя потеряете. Попробуйте укротить Ненависть. И тогда ваше преимущество будет неоспоримо».
Его проблема состояла в том, что он останавливался. Его движения не были достаточно слитными. Не как у опытного охотника. Ведь охотник не метается - он всегда нападает, чтобы завершить битву одним ударом. Если же усилия оказываются недостаточными, то совершается удар, не уступающий предыдущему.
В противоположность гидра не принимала заминок. Жертва ярким раздражающим пятном отображалась в ее тепловом виденье и подлежала устранению, как и иные вредоносные факторы, нарушающие мягкую тьму владений. Потому незамедлительно последовал бросок: одна из голов свернулась широким колесом и с треском ударилась в пол, разбрасываясь в стороны каменными осколками, но зато не позволяя обойти себя сбоку; другая же, самая крайняя по ходу следования противника, подогнулась под предыдущую и выдала мощный кислотный залп на случай, если тот решит поднырнуть; средняя змея, на которую покусились ранее, атаковала выше, целясь прямо в лицо. Две головы позади активировались лишь с заминкой в четверть секунды: крайняя левая с проворота бросилась сзади, в корпус жертвы, а следующая вообще еще не успела вернуться.
София слегка поморщилась от дикого хохота, что пронесся над комнатой. И продолжила свое отступление. Намеренное и просчитанное. Им лучше не встречаться друг с другом. Так будет безопаснее для обоих.
«Лучше бы вы слышали мой голос… Обратный отсчет пошел. Я верю в то, что вы успеете», - девушка прищелкнула пальцами, а после направила полусложенную ладонь чуть вверх, поворачивая один для ранее задействованных знаков. Если Кобре удастся вынырнуть снова, у нее будет свой ответ. Быстрый и в меру слаженный. Не хватит неожиданности, можно будет взять покрытием. А там будь что будет.
Слушая затихающее звуковое эхо, стены помещения будто бы трепетали и взрагивали. С потолка скромно ссыпались мелкие камушки, разрывались скудные облачка пыли. Шуршание, шепот, скрежет - все было поглощено в смятении. И никому до сего не было дела.

0

15

Даже семь лет назад Кобра мог слышать всё, даже мысли противника, теперь же он отточил эту способность почти до идеала. Насколько сильным он стал? Вряд ли этот поединок покажет Миднайту его предел, но всё же, их гостья оказалась неслабым противником. Миднайту оставалось лишь неподвижно наблюдать за тем, как она раскрывает ему свой потенциал.
— Эта магия… трудно понять её природу, лишь несколько минут наблюдая за ней, но всё же, она мне нравится. — холоднокровная тварь, призванная из неизвестных Миднайту глубин, не могла быть полностью материальной, иначе она бы просто не поместилась в ограниченном пространстве бункера, но яд и кислота были реальными, а ведь даже самые кошмарные иллюзии могут влиять исключительно на внутренний мир жертвы. Плазма? Возможно. Пространство вокруг гидры было буквально пропитано концентрированной тёмной энергетикой, Миднайт ощущал зловещую эту ауру, и на его губах блуждала холодная улыбка. Редкое явление, не предвещающее ничего хорошего.
— Да… возможно, Ангел действительно оказала нашей гильдии большую услугу. Кобра сейчас достаточно сосредоточен, чтобы выявить возможную неискренность, но если её нет, диалог получится весьма оживлённым. Я хочу заполучить её силу. — базальтовые осколки разлетелись в стороны. Всё же, эта тварь имела реальную массу, а, значит, и определённую степень независимости от своей хозяйки. Должно быть, Кобра уже был в состоянии ярости, слишком уж очевидно была аналогия подобного союза с его дружбой с Куберусом. Плохо, это может помешать ему контролировать ситуацию, но всё же, Кобра был из тех, кто серьёзно относился к возложенным на него обязанностям. По крайней мере, ранее это было так.
— Не подведи Орасион Сейс, Кобра. Ничто не должно помешать осуществлению нашего плана.

0

16

[закругляю бой. полноценные бои с Коброй будем устраивать, когда роль будет занята]

Бой не был долгим. Кобра много уклонялся, быстро передвигался и, кажется, даже не думал использовать свои способности. Он воевал с иллюзиями, принявшими материальную форму, слышал мысли и движения и с каждым разом все больше и больше его раззадоривало. Он получил несколько ушибов, но в целом - ничего серьезного. Слушая, он убедился в том, что девчонка хочет и может отомстить тейловцам, которые однажды сыграли с ней в плохую игру, а этого было достаточно. Не умеющий останавливаться драгон-слэйер только-только вышел на серьезный ритм, как вдруг рядом из ниоткуда вырос Рэйсер и положил ему на плечо тяжелую руку.
- Хватит.
Старый Кобра и не подумал бы прислушаться, но этот, спустя 7 лет, был куда как более мудрее. Зачем раскрывать все карты? Что нужно он узнал, а дальше... Успеется. Нехотя, цокнув языком, мужчина подхватил запылившийся плащ и отошел. Все, что произошло здесь, ему явно понравилось, он облизал сухие губы и, сощурив глаза, поднял взгляд на Миднайта, как бы спрашивая "ну и что теперь?" Этот вопрос интересовал абсолютно всех собравшихся.

0

17

До слуха донесся тихий короткий гул, мимо пролетел стройный ветерок. Он был лишним в этой мелодии из ударов, скрежета и рыка. И явно посторонним в этом танце для двоих. Софи заметила его фактически сразу. Правда для него это «сразу» представлялось, пожалуй, несколько заторможенным. А потом их недолгий экспромт внезапно прервался. В первые секунды девушка почувствовала себя несколько разочарованно, но ничего говорить о продолжении, разумеется, не стала. Все же очевидным представлялся тот факт, что в данной ситуаций ей во многом повезло. И так будет не всегда.
Она прихлопнула в ладоши, но звука при том никакого не последовало. Повинуясь безмолвному приказу, гидра застыла на месте в полурывке, все еще дико вращая по сторонам налитыми алыми глазами. Так же бесшумно София подошла к своему творению, с нежностью прикоснулась к литому панцирю одной из голов. Послышалось довольное урчание, чем-то напоминающее помесь клокотания и гудения.
- Все… - нехотя прошептала она, проводя пальцами по запыленному носу змеи. – Теперь пора засыпать…
Все ж таки в ее глазах гидра выглядела до безумия прекрасной. Неважно, что нужно было совершать сему созданию – в любом случае двигалась она завораживающе. Тусклый блеск шипов, позвякивание чешуек, плавные изгибы спины, та же веселая резкость движений – всего этого совершенно не хотелось терять. Но ламийка прекрасно понимала, что всему когда-либо приходит свое время. И тогда все одушевленное исчезает. Кто-то называет это время гранью. Или чертой. Иногда и вовсе смертью…
Многие, возможно, смогут возмутиться, что это ведь всего лишь иллюзия, неосторожная выдумка, порождение затуманенного разума. Софи бы тут же возразила: все же смогут ли они, единожды увидев, повторить, что та ее «запридумка» была неживой? Навряд ли. Ведь каждый элемент, в который вкладывается душа, материальный он или же нет, является особенным. Фактически даже дышит он по-своему.
Итак, время пришло, и она его допустила: два огромных адаманта с колкой прорезью зрачков быстро остекленели, а после начали заметно белеть. Кольчуга из роговых пластин посерела, неровно треснула и просыпалась песочной крошкой. Иллюзионистка медленно отвернулась и в полутанцевальном движении скользнула на каблучках в обратном направлении. Просто чтобы лишний раз не смотреть. И неторопливо проследовала обратно в центр зала.
- Все это было излишним, - после негромкого горького вздоха, констатировала София. За спиной тем временем хрупнул каркас осыпающейся глинистой конструкции. Окруженный триумфальной вуалью взвешенной в воздухе пыли, он стремительно развоплощался при встрече с неприветливой твердью.

0

18

Каждый выпад, каждое движение раскрывало важную информацию о боевых навыках, эмоциях, сильных и слабых сторонах каждого из оппонентов. Частично раскрывало оно и намерения их гостьи, видеть насквозь мешала магия иллюзий, даже не используемая, она окружала её туманной дымкой, но вряд ли это могло обмануть способность Кобры слышать всё, даже мысли и сокращения нервных окончаний. А Брейн II? Его задачей был анализ, новое имя необходимо было оправдывать, раз уж ему пришлось занять должность мастера вместо своего отца. И он примет лучшее для гильдии решение, слишком много было поставлено на карту с самого начала, и слишком долго им пришлось ждать своего триумфа. Рейсер вовремя остановил поединок. Дальнейшие попытки получить сведения могли выйти из под контроля, их гостья была достаточно крепкой, чтобы драка затянулась надолго, а тёмная аура вокруг волшебников увеличивалась с каждой минутой. Чудовище исчезало медленно, как будто увядая для того, чтобы обратиться в прах, как неизбежно обращается в прах всё, что есть в этой вселенной, пока следует к своей гибели по прямой времени. Миднайт глубоко вдохнул тяжёлый воздух, пахнущий сыростью и разложением.
— Все это было излишним. — голос иллюзионистки был бесстрастным и спокойным, как будто она не сражалась только что с противником, превосходящим её по силе. Что ж, подобная реакция была по душе Миднайту, ярость должна быть холодной, иначе она не больше, чем пустой звук или движения. Брейн II лишь покачал головой.
— Я придерживаюсь другого мнения на этот счёт. Ваш поединок не был бессмысленным. — волшебник не отводил взгляда, но теперь он смотрел сквозь собеседницу, куда-то в пустоту. Несколько пластов глины осыпалось с одной из стен бункера, обнажая цельнометаллическое покрытие.
— Наследие семилетней давности… Мы были могущественны, но нам приходилось делить статус сильнейших ещё с двумя гильдиями. И этот Хвост Ворона, примазавшийся теперь к совету… Тоже наследнички фей, будь они прокляты. Но скоро всё изменится.
— Назови своё имя. Полагаю, мы найдём общий язык. Насколько тесно ты готова сотрудничать с нами?

0

19

Офф: ничего не знаю ) злой Джах сказал учитывать прошлые эпизоды )

Иллюзионистка покорно кивнула. Мол, пускай будет так, поигрались немного и ладно. Опыт встреч с темными гильдиями у нее уже имелся. Не сказать, чтобы совсем уж удачный, но был. При этом каждый раз она принципиально отказывалась сотрудничать при малейшем проявлении агрессии: напали один раз - гарантированно повторят и снова. Только во второй станет намного легче, все же прощупывать противника уже не нужно. Правда у Софии, как и принято в ее специальности, всегда имелось несколько козырей в рукаве против быстрого устранения. Но то не играло роли. В ответ на подобный единожды реализованный маневр они так же рисковали получить той же монетой. Просто в целях возобновления вселенского равновесия.
«Я надеюсь, вы услышали все, что желали», - девушка бросила колкий взгляд куда-то в сторону, в глубокую тень, где теперь расположился Кобра. Потом взор неторопливо вернулся обратно. Снова отсутствующий, не наполненный ничем.
В этот раз, похоже, придется сделать для них исключение, так как вариант на пути открывается последним. Коли уж ничего не сложится и в этот раз, пустоты из этих глаз будет не изжить. И тогда… вообще-то Софи не знала, что сбудется. Навряд ли… что-нибудь.
- Я думаю, куда интересней станет, если вы назовете его сами. Коли способны вспомнить, то и меру содействия согласовать не составит труда, - без всякого оттенка интонации заявила она. – Если же нет, воспоминания можно возродить. Любой их отрезок.
Привыкшая помнить каждый временной элемент своей жизни, отчетливо в той или иной степени, девушка даже представить себе не могла, что с кем-то сторонним может быть по-иному. Да и семь лет не такое уж внушительное расстояние, чтобы так скоро его затереть. Выдержав легкую паузу, она задумчиво добавила:
- Немного побелела, только и всего. С кем не бывает…
«Да ни с кем», - пронеслось внутреннее эхо. Существовала такая возможность, что данный ход не принесет какой-либо результат. Сегодняшнюю Софию от прежней отличала не только седина. Далеко не только пресловутый цвет. А еще теперешней многое было безразлично.
По кончикам пальцев пробежалась тонкая импульсная волна, словно обжигая напоследок. И ток энергии прекратился. Контроль над воплощением был прерван. Иллюзионистка машинально встряхнула кистью, отгоняя неприятное ощущение.

0

20

В воздухе повисло тяжёлое напряжение. От решения иллюзионистки сейчас зависело очень многое, и она, возможно, могла улавливать общие намерения Миднайта, всё же его аура была слишком тяжёлой, чтобы не выдавать его. Как, впрочем, и её. Мастер Орасион Сейс на мгновение перевёл взгляд на Кобру. Насколько хорошо он знал их всех? Каждый прятал свои истинные переживания достаточно глубоко, чтобы скрывать их от проницательных взглядов друг друга, но этот слух стал хорош настолько, что мог вытащить информацию даже из самых тёмных глубин подсознания. Гостья медлила с ответом, и это обстоятельство причиняло дискомфорт. Бессмысленное ощущение, возможное лишь в мире, где существует непрерывный поток времени, и всё же с ним ничего нельзя было поделать. Пока в нём было слишком много человеческого, впрочем, именно это и давало ему определённую часть силы, не измеряемую физическими величинами. Он пошёл по пути отца не механически, а потому что сам хотел этого.
— Я думаю, куда интересней станет, если вы назовете его сами. Коли способны вспомнить, то и меру содействия согласовать не составит труда. — слова девушки заставили Миднайта погрузиться в раздумья. Редко кто после встречи с ним уходил живым, и ещё реже ушедший имел желание встретиться снова. Мозг начал перебирать возможные варианты, но лицо гостьи казалось незнакомым, а её аура… можно ли было забыть настолько яркое проявление тёмной силы, столкнувшись с ним хотя бы раз?
— Я думаю, куда интересней станет, если вы назовете его сами. Коли способны вспомнить, то и меру содействия согласовать не составит труда. Если же нет, воспоминания можно возродить. Любой их отрезок. — этот голос, не выражающий никаких эмоций. Бесстрастный взгляд… Совсем как у него самого.
— Всё же, хотел бы я видеть её своим союзником… она достойна и как враг, но всё же… возродить воспоминания. О чём она говорит? — видимо, эта встреча была давно. Ещё до того момента, как всё закончилось крахом. И уже тогда… эта ненависть, желание отомстить. Лишь в виде отголоска души, тогда ещё лишённой пустоты отчаяния.
— Немного побелела, только и всего. С кем не бывает… — да, она была знакома ему. Хотя всех обстоятельств Миднайт не помнил, но имя всё-таки всплыло в памяти.
— Значит, это всё-таки ты, София. Изменился не только цвет волос. — заметил Брейн II. Странно, что он добровольно пошёл тогда на контакт, да ещё и без видимой на то причины. Теперь же… — тебе идёт твоя новая сила. Впрочем, поговорим подробнее после того, как разберёмся с делом. Ответь на мой вопрос.

0


Вы здесь » Fairy Tail: Wizards & Wonders » Арка III. Смутное время » 28.03.791. Онибас. Собранье зол его стихия