Fairy Tail: Wizards & Wonders

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fairy Tail: Wizards & Wonders » Арка III. Смутное время » 28.03.791. Дороги. Город засыпает. Просыпается мафия


28.03.791. Дороги. Город засыпает. Просыпается мафия

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Дата и время:  Ночь 28 марта

2. Место: сон Джерарда

3. Участники: Джерард, Зереф

4. Ситуация или цель на отыгрыш: Джерард засыпает. И снятся ему не озера-реки, а настоящее, прошлое и будущее. Наверное, то результат хорошего приложения головой. Кто знает.

0

2

В моих молитвах не было сна. И счета им не было, как числа. И холод веял по земле.

Часы жизни тикали на каминной полке вечности вальяжно и медленно. Шаг за шагом они отмеряли ход вещей, соизмеряли смысл провидения и записывали его блеклым огнем на истлевших листах. В полутьме опустившегося на землю мрака дремота казалась неотъемлемой частью мира, который изначально был обречен на неизбежность событий. Кварцевый воздух сжал легкие в перечную трубку, которой было уже не суждено воспользоваться ее хозяину. Настал час Х.

Иконовязь цепей растянулась неземной рептилией от края пещеры к холоду в глубине. Два матовых озера плескались на дне, сливая в поток хрусталя алебастровые воды. Силуэт несуществовавшего для мира человека застыл в их глади, перенесли  его точными движениями на карту воды. Утро в этом мире не наступало никогда.

В моих молитвах не было голоса. И звука тоже не было. Лишь тишина струилась мягким потоком по земле.

Тяжелые веки одолевали отсутствие сна, но не могли противиться нисшедшему яркому свету. Незапятнанный и хладный, он перерастал в безудержный жаркий пламень, который расцветал алыми гиацинтами на глазницах, подобный молебну, не достигшему слуха забытого всеми. Всегда несовершенные люди легко позабыли о нем, но деяния его отпечатались в памяти девственно нетронутыми. Они несли за собой ужас, хаос, боль.

И не было на земле такого места, где не слышали бы о них. И не было в мире места для меня.

На оголенные плечи небеса набросили сеть органзы из талых изумрудов. Сотни тысяч микроскопических шелкопрядов Судьбы приступили к изнуряющей работе, проворные лапки живо затянули в перламутровый полиэтелен лицо скитальца, которого обрекли на Знание.

Сырой воздух спер грудь. Первый вдох обжег крепкие легкие каленым железом, он не оставил шанса найти излечение от себя. Сонм летучих мышей из закономерностей беспощадно пробил висок пулевым выстрелом и рассыпал вдребезги изувеченный мрамор непроницаемой ночи. Свет был слишком ярким. Глаза осплепли от вечной темноты и не хотели повиноваться своему хозяину, у которого не оставалось выбора, кроме как поступить так, как требовало неконтролируемое естество - убить.

Мне не было жизни в этом городе. И не было жизни нигде на земле.

Особая сила текла по венам Зерефа. Мракобесы хаоса служили ему, чудовища из других миров преклоняли тяжелые главы, от богатого зловещими способностями отвернулись боги и предали анафеме его душу. Зереф решил попрать их вселенское всемогущество, отринул их власть и выказал непослушание. Все, кто был дорог ему, сгинули бесследно в пучине незавершенной реальности. Без остатка, дорожная пыль под каблуками сапог странника по имени Время.

Я стал проклятием этого мира. Вы разбудили меня. Зачем?

+2

3

Джерарду часто снились кошмары, если не сказать "всегда". В очередной раз просыпаясь в холодном поту, думал, что вот теперь-то, наверное, в последний, но, погружаясь в дремоту лишь к рассвету, каждый раз возвращался к отправной точке. В последние месяцы оно стало сильнее. Мужчина почти перестал спать, изрядно и часто болела голова, надравно ныло в висках. Его напарницы помогали, как могли, но проку было мало. Уртиа говорила, что он слишком чувствителен к темной стороне из-за того, что ранее долго и сам пробыл в хаосе. Фернандес не мог сказать с точностью, верил ли в эти слова, но предпочитал принимать к сведению. Тем более, что сны заглатывали все сильнее и сильнее. Что-то должно было случиться, предчувствие Фернандеса не покидало, оно еще никогда не обманывало.

   Этот сон был похож на другие, словно был продолжением чего-то уже начатого. Во снах мужчина часто приходил к этой пещере, сам не зная, что здесь забыл. Тянуло чем-то, но не давало подойти ближе. Сейчас же все было по-другому, он ступил за границу дозволенного и тело охватил жар. Здесь, во тьме, рождался хаос, словно темный Бог, спавший ранее, зачем-то раскрыл глаза. Фернандес прекрасно помнил эту силу и ауру, когда-то именно она погребла под собой остров Тэнроу, а после - стихла, исчезла, пропала бесследно, будто и не было. Невероятно и странно, немыслимо.        Почему оно затихло? Насовсем ли? Куда пропало? Столько вопросов и ни одного ответа. Ровно как и исчезновение Эрзы, единственного света... Он не хотел об этом думать, воспоминания причиняли слишком много боли. Не сейчас, не здесь.
   - Кто здесь?..
   Брови нахмурились, Фернандес вдруг с удивлением осознал, что его лицо скрыто платком, а сам он понимает, что это всего лишь сон. Но действительно ли оно было таковым, может, видение? В любом случае, это не было реальностью в том понимании слова, в каком мы привыкли к нему, значит, физической угрозы не присутствовало. Мужчина сделал еще шаг навстречу тьме и протянул вперед ладонь.
   - Если ты жив, откликнись. Если желаешь зла, нападай.
   Он был готов к любому повороту и развитию событий. Какая, в сущности, разница тому, кто привык существовать, а не жить.

0

4

Громоздкое дыхание Спящего одухотворяло иллюзиями безликую ночь, царицу пустынного храма захоронений. Гранит покрывал искусное надгробие разрозненной последовательностью трещин, которые могли бы быть морщинами мудрого старца. Раздольная младость и убаюкивающая старость тесно переплелись в забытом богами костеле для одного. Кровавый узник был устал и слаб, он не мог игнорировать вызов. Крамольный шепот ИД распугал сознание и заставил его в едином экстазе слиться вместе. Вектор задал направление к тьме.

Кто звал меня.

Акварели цвета задали ноту - и весь мир преобразился. Мельничные жернова повернули колесо судьбы на оборот и в нерешительности застыли. Вызов был дан и принят, искупления стало не избежать.

Я проснулся.

События бывших лет и пробуждение семи весен назад огранили художественными мазками безупречную картину сковывающей силы печати. В тот раз бессмысленные злодейства удалось запрятать под самые удаленные от мозга струны, но второй важный вдох принес горечь их скорого пришествия.

Есть ли причина.

С той стороны параллели чей-то голос передался как искусственно, это по велению тишины, которая не хочет тревожить своих чад. Истинному хаосу нет дела до ее переживаний, и он обрушивается водопадом.

- Я не желаю зла, но неизбежно причиняю его. Уходи, если хочешь жить.

Ответ изломали тени и подкинули к потолку арочного свода, пролился свет на того, кто был вплетен в архаичный мрак.

Истинное первородное существо не имело формы, для человека нельзя даже представить силу и ужас первозданного хаоса. Оно было для людей людским, для драконов драконьим, для ночи тьмой.

Образ каждому показывал новый сюжет, только и всегда выкрадывал страхи десятилетей и ужасы столетий. Существо издало долгий рев и янтарные отблески золотой пыли зажгли в темноте звезды разъяренных глаз.

0

5

Все тело будто охватил пожар. Маг схватил сам себя за плечи, наклоняясь вперед, чтобы выдержать резкий порыв налетевшего из ниоткуда ветра. На него смотрели совсем близко огромные янтарные глаза, это казалось абсолютно диким и, тем не менее, совершенно правильным. Мужчина сощурился, плащ на его плечах надуло мешком за спиной. "Что это?.." Он с удивлением воззрился на фиолетовый огонь, пробежавший от пальцев к предплечьям и дальше по всему телу, он был уже объят этим безумным пламенем, не имевшим названия и не обжигающим. Оно было знакомо и слишком сильно.
   Татуировка загорелась, причиняя невыносимую боль. Маг прогнулся в спине, вскрикнув, и упал на колени, яростно сжимая собственное лицо. Сейчас ему хотелось выцарапать собственный глаз из глазницы, он так и сделал бы, если бы знал, что это поможет заглушить боль. И тут осознание прошило, он вспомнил это ощущение и ужас заставил широко распахнуть глаза и на долю секунды забыть об ощущениях. "Зереф!"
   - Зачем ты вернулся?..
   Выкрикнуть против ветра, надеясь, что будет услышан этой громоздкой тьмой, в которой дремало нечто вечное и невероятно жуткое, что не должно было больше никогда возвращаться и выходить на свет. Фернандесу нужен был ответ, неважно, сколько придется сил на это потратить. Он должен получить ответ, чтобы предотвратить тот ужас, который неизбежно падет на весь мир, если так случится, что этот жуткий кошмар окажется пророческим.

0

6

Бархатной ночи числа и края не было в отчетливых тенях безбрежного поднебесья. Твоя луна взошла на миг, моргнула желтым глазом и, содрогнувшись от налетевшего ветра, исчезла под оковами. Когда из преисподней выкарабкались ажурные тени, зрачки разрослись до масштабов вселенной, в них окунулась тень. Они обрядили в непроницаемый черный саван фигуру бога, дракона и человека. Хаос пришел в мир, как не уходил никогда.

- Зов был. Голос звал меня, я спал. Но он продолжал звать, и я проснулся.

Слеза топаза скатила по впалой щеке существа. Существо знало, что оно не мертво и не живо. Существо искало покоя, но было выкорчевано из лазоревых видений, и закатных призраков больше не стало. Существу не было житья в этом мире.

- Мое существование несет лишь смерть и сеет разрушения. Они пробудили меня, и я не могу уйти, не взяв расплаты. Дивитесь на меня, бойся меня. Плачь, убегай, кричи. Я проснулся. Боги больше не хранят этот мир.

Существо взрычало, шипящая пена, разбрызгиваясь, морскими валунами покатилась с рта, а руки тьмы распальцевали мрак в стороны. Они охватили свет и раскромсали его на части. Существо оплакивало неразумность людей и кляло человеческую беспечность. Оно громогласно рыдало и в исступлении било колючим шипастым хвостом себя по чешуйчатым ребрам. Ручьи омыли холодную морду существа, которое еще помнило свое земное нареченное имя: Зереф.
На земле больше не было и не могло быть мира, настало начало конца вместе с ревом существа, проснувшегося в земном мире.

0

7

- Я... Не позволю этому случиться.
   Джерард услышал то, что опасался услышать более всего. Пробуждение Зерефа, такое неминуемое. Когда-то он желал его, хотел погрузить весь мир в Хаос. Благодаря тому, даже зная, что часть этого была лишь мороком, он опустил свое сердце во тьму и растворил в ней. Он до сих пор был слишком близок к этой ужасающей силе, чтобы не ощущать ее приближения. Чем роднее тебе оно, тем яснее ты ощущаешь присутствие. Так было всегда. На Земле было множество темных магов и темных гильдий, но Фернандес был уверен: только считанные единицы смогли шагнуть в Хаос так глубоко, как это сделал он. И он был близок к Зерефу, пожалуй, как никто из живых.
   - Я найду тебя.
   Слова потонули в резком порыве ветра и растворились в небытие. Фалангами пальцев натянув бандану на нос, Джерард сощурил глаза, выдерживая натиск песка и горячего воздуха, устремившийся в лицо. Вместе с ним донесся дикий рев, который буквально вытолкнул из сна в реальность. Мужчина проснулся в холодном поту, глубоко дыша. Мереди мирно спала, Уртиа сидела у костра, сторожа их сон. От ее бдительного взгляда не могло укрыться столь резкое пробуждение. Она спросила, что случилось. Но Фернандес лишь качнул головой чуть, поднялся, набросив капюшон походного плаща на голову, скрывая тенью взгляд, и вышел за пределы освещаемой зоны. Ему нужно было успокоиться, унять бешеное сердцебиение и о многом подумать. Милкович знала, что получит объяснения после, поэтому не стала догонять. За это Джерард ее и ценил. А Зереф же...
   Ореховые глаза были полны холодной уверенности. Он не даст забрать этому демону больше ни одной жизни. Ни за что.

Эпизод отыгран

0


Вы здесь » Fairy Tail: Wizards & Wonders » Арка III. Смутное время » 28.03.791. Дороги. Город засыпает. Просыпается мафия