Fairy Tail: Wizards & Wonders

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fairy Tail: Wizards & Wonders » Архив альтернативы и развлечений » Крокус. Ханами. Why don't you do right?


Крокус. Ханами. Why don't you do right?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://uploads.ru/i/J/G/i/JGiA9.jpg

1. Название, охватывающее суть эпизода: Why don't you do right?

2. Место действия: деревянная сцена на открытом воздухе

3. Участники: Эрза (Джессика), Джерард (кролик Роджер), Хирума (малыш Герман)

4. Ситуация или цель на отыгрыш:им выдан сценарий и они должны его сыграть перед горожанами на сцене. Пьеса предельно проста: Джессика поет, кролик выясняет, что его подставили и Джессика играла в ладушки с... Германом.

офф: повернуть сюжет можно как угодно, ровно как и добавить что-то свое. Закрыт эпизод может быть в любое время до 1 мая.

+1

2

Джерард стремительно бледнел, краснел, зеленел и вообще менялся в цветах аки гарный семафор на одной из прибрежных стоянок Красных Песков. Да, он специально припёрся сюда с одной единственной целью: увидеть её, цвет души, гантелю сердца, радость глаз и боль позвоночника в одном лице. Но, чёрт возьми, он же не думал, что сможет это устроить только... так.
  Нервно дрожащая рука прошлась по белому пушистому уху, кроль перемялся с лапы на лапу и подтянул выше постоянно сползающие куда-то в район хвоста красные шаровары, упорно косящие под комбинезон. Мурашки, удобно расположившиеся по рёбрам, ярко нашёптывали о том, что, если опыт выступления с пафосными речами у нас и был, то он никак не стыковался с опытом выступления в теле огромной белой тушки-маски да ещё и зайца к тому же! Джерард, конечно, всего не помнил, но там определённо было что-то про "Мир будет лежать у наших ног!" и "Всех убью, один останусь!". А тут нате.
  Липко проползшая капля пота задержалась на виске и скользнула по подбородку к кадыку. Фернандес вытащил скомканную бумажку из кармана, отчаянно краснея и радуясь, что этого не видно под большой кроличьей улыбкой.
  - Он-на... Играла... В Л... - Запнувшись, сглотнул, перечитав ещё раз,- Л-ладушки с другим!
  И, если "ладушки" было выдавлено несчастно и затравленно, то уж "другим" прозвучало во весь командирский голос, в голове что-то щёлкнуло и дало возможность переключиться на более активную деятельность.
  - Ладушки! С другим! О, за что мне ЭТО??!!!
  Картинный залом рук был настолько естественным, что первые ряды даже присвистнули от удивления. Свист плавно перетёк в протяжный и сочувственный ах, когда кролик Роджер три раза навернув широкие круги вокруг декораций старинного замка, таки пробил широкоухастой башкой ещё одни ворота по соседству с подвесным мостом, благополучно прозвенел вляпавшейся в ведро с водой (должной обозначать ров) лапой по паркету, а после с отчаянным:
  - Она меня не любит! И не простит! - Причём, неясно, к чему было последнее, принялся исступлённо бороздить большими нарисованными глазами по ракушке суфлёра, попеременно получая дополнительно по бедовой голове газеткой от той самой бабки-суфлёрши, вообразившей, что её "насиловають". Впрочем, кроль не обращал на это никакого внимания.

+3

3

Театр! Как много в этом слове для Эрзы сплелось, свилось и завязалось морскими узлами! После абсолютно провальной в своей разрушительности постановки в Онибасе, которую люди восприняли на удивление восторженно и неадекватно радостно - "Широкая, непросвещенная обычно публика, наконец образовывается и правильно понимает арт-хаус, - говаривала Скарлет, запуская десертную ложечку в нежнейший чизкейк, - Они оценили талантливейший перформанс по достоинству!" - сильнейшей девушке Хвоста Феи наконец выпала возможность снова яркой звездой сиять на сцене перед внимающей ее гласу публикой.
Профессиональная - второй раз ведь выступает! - актриса подошла к процессу подготовки к выступлению со всей возможной тщательностью. На сколько возможной эта тщательность ввиду отсутствия времени вообще была. Прекрасное красное платье с разрезом до середины бедра было вычищено, выглажено и украшено блестками под строгим и справедливым взглядом Скарлет. В невероятно короткие сроки! А ведь она даже и слова не сказала, потому что это время предпочла потратить на распевку, зато как красноречиво смотрела! Ну и, наверное, внушительных размеров меч, которым Эрза сама себе дирижировала, тоже сыграл свою роль. Из-за своей полнейшей отдачи репетициям девушка даже как-то прослушала, кто ее напарники по сцене и что, собственно, надо играть. Поэтому, выходя на деревянную сцену с несколько уже потрепанными декорациями, Титания знала только то, что ей надо петь и любить какого-то кролика с очень мужественным именем Роджер. О неких загадочных других и подводных камнях игры в ладушки аловолосая были ни сном ни духом.
Когда тот самый кролик навел шороху и скрылся в глубинах якобы замка, из волшебных колонок полилась чудесная музыка, а весьма серьезно настроенная Эрза ступила на подмостки. Покачивая бедрами, туго обтянутыми алой переливающейся тканью, девушка сделала несколько шагов, должных быть грациозными, и оступилась, стоило ей поднять взгляд на зрительские лица. То ли платье и выступающие прелести, которые оно весьма и весьма выгодно подчеркивало, произвело такой эффект, то ли совершенно не подходящее к ситуации выражение лица "наша служба и опасна и трудна" самой Эрзы, но эффект был. И весьма такой... эффективный. Очень, просто очень эффективный эффект. Однако пошатнувшаяся волшебница не растерялась и грациозно схватилась наманикюринной по такому случаю ручкой за одну из башенок замка, которая тут же тихо и обреченно хрустнула картоном. "Все так и надо!" - вполне ясно и однозначно говорило выражение лица Титании, и зрители поверили.
- You had plenty money, 1922, - охрипшим и резко опустившимся до баска голосом начала петь Эрза, заставив основную массу зрителей вздрогнуть, а стоявших ближе всех и особо впечатлительных еще и передернуться, постучать по дереву и сплюнуть через левое плечо.
Но Титания была бы не Титанией, если бы не смогла совладать с собой и не победить волнение. Посему уже вторая строчка была пропета куда более приятным голосом, пусть дрожащим и заикающимся. А к концу первого куплета Скарлет даже перестала держаться за скомканную башенку и стала двигаться по сцене, мысленно твердя себе, что она тут в роли самой обаятельной и привлекательной, а посему - смущать мужские умы и не отклоняться от взятого курса!
- G-get out o-o...f he-here and ge... t m-me some... money-ney too~ - Отчаянно заикаясь и периодически покрываясь пятнами, Эрза поправила алую челку, настолько войдя в роль, что чуть не навернулась со сцены, когда поймала себя на том, что весьма успешно стреляет глазками какому-то поигрывающему мускулами качку из второго ряда.
И быть бы сему перформансу еще ровно столько, пока не закончится музыка, однако, дефилируя по сцене, Скарлет дошла до суфлерской будки, в которую уперто тыкался ушастой головой тот-самый-кролик-которого-надо-любить.
- Молился ли ты на ночь... эээ... кролик Роджер? - воскликнула неожиданно четко и без заикания Эрза, извлекая белого и пушистого на свет божий за кокетливо дергающийся хвостик.
Эфир тут же забили смешанные с благодарностями за спасение предложения, куда следует пойти этим актерам-недоучкам и что им там делать, раз настолько невоспитанные, что даже на старую женщину бросаются, а также, собственно, текст, который надо было бы говорить самой Скарлет - насколько рыцарь это поняла по многозначительным подмигиваниям и передергиваниям бровями старушки-суфлерши.
- В см-смысле, любимой мой, что за беда с тобой случилась? - Безошибочно найденная шея кролика тут же оказалась в стальных объятиях Эрзы, талантливо изображающей страсть, нежность и бескрайнюю любовь вкупе с заботой.

+1

4

Он хотел сказать многое. Вступительная речь была заготовлена, отрепетирована и двадцать раз рассказана ухабистому дубу, символизировавшему несравненную и обожаемую. Дуб стоически вытерпел даже робкие поглаживания по морщинистой коре и долгие самобичевания по поводу несчастной судьбинушки и "да я же за тебя умру, посмотри в глаза мне - я не лгу...". Печально, что обратной связи дождаться не удалось, пришлось работать с тем, что было. Под конец мужчина так расхрабрился, что даже предложил дубу выпить с ним чаю и полюбоваться на закат, а после, окрылённый, уснул, склонив буйну головушку на деревянные коренья-колени.
  Но, как несложно догадаться, встреча с огнём очей выбила все слова, а суфлёрша не соизволила подсказать нужный текст. Не тот, который по программе, а что он хотел сказать. Жёстко стиснутый в объятиях и хорошенько приложившийся и точно бы спружинивший, если бы не чёткий захват-вертушка, Джерард внезапно осознал своё положение. Оно, конечно, было пышно приятным, но он никогда и не думал, чтобы так да близко... Исступлённо закрасневшись и сделав непередаваемый кульбит задними лапами, кроль взбрыкнул и, тяжело дыша, ухнул на спину, по пути свалив какие-то декорации. Сердце готово было вот-вот поменяться местами с желудком, разве что из ушей пар не шёл. Сглотнув, поджал лапы и смотрел снизу вверх, шевеля длинными ушами. Перед глазами в ослепительном сиянии стояла она, и не было момента счастливей.
  - Эр... - Заикнулся случайно, тут же заткнувшись. Нельзя же, совсем нельзя, даже если так хочется.

0

5

"Какие нервные кролики пошли, - мимоходом подумала Эрза, сосредоточенно глядя на подергивающееся ухо белого и пушистого. - Нервные и неразговорчивые". Вот и что тут делать? Когда даже суфлерша, недовольно сплюнув на пол, скрылась в своей будочке, приглушенно ругая распустившуюся молодежь. Когда кролик замер в восхищенно трепетании. Когда зрители навострили уши и устремили глаза свои, дабы узреть и внять. А Эрза что? А Эрза стоит и сияет.
Так могло бы длиться вечно: кролик бы смотрел на Джессику, а Джессика на кролика, режиссер добавил бы кадр с ладушками, а может и нет, но в конце обязательно бы пустил субтитры. Да вот только зрители как-то переставали внимать и уже отчаялись узреть, о чем недовольным ропотом и многозначительным покашливанием, потопыванием и почесыванием поспешили сообщить.
Эрза моргнула, прочистила горло и томно промолвила, отчаянно цепляясь за роль:
- О, Роджер... - Однако ровно в этот момент кролик сам подал голос и... голос оказался подозрительно знакомым.
Скарлет уже хотела поставить себе окончательный диагноз и с потрохами сдаться медбратьям в белых халатах, чтобы те отвезли ее прямо в желтый дом - паранойя, синдром навязчивых состояний, несколько неврозов и опасность шизофрении - однако перед этой процедурой решила все-так проверить свою догадку, мало ли, вдруг она совершенно здорова? Пара решительных шагов, умелый захват маски прямо за глазницы с последующим ее оттягиванием и изучающий взгляд на морду, кхм, то есть, в данном случае уже вполне на лицо.
- Джер... кхм, Роджер, - икнула Титания, мгновенно заливаясь краской. - Т-ты эт-то... мой милый кро-о-ол-ик.
Это как это, это постойте же, она же его же, вот щас же прям и вообще! ОБОЖЕ! Совершенно непросвещенная в делах амурных Скарлет попятилась назад, наступая на полы платья и обязательно навернулась бы, если бы не превосходная реакция. Жалобный треск оповестил о том, что платье стало короче, разрез больше, а реакция зрителей сильнее. Вот только делать-то что? И играть куда? В смысле, любовь играть?! А что там в пьесе-то? Пьесу же нельзя провалить, все надо отыграть по высшему разряду! Девушка грациозно опускается в кресло у столика и с восторгом прямо пред очами обнаруживает текст.
- Роджер, я тебе не изменяла (томным грудным голосом)... эээ... - нервно краснея зачитала Скарлет с бумажки, старательно не глядя в сторону того самого кролика. И тут же поправилась, воспроизводя голос, который в скобочках: - Меня подставили, ведь я лю... - кхм, ЧТО?! - м-м... люблютолькотебя!

0

6

Кроль был готов сожрать собственные уши. Да что там готов! Он бессовестно их надкусывал, запихнув белую меховушку в рот, чтобы не сказать еще чего лишнего. Когда платье надсадно треснуло, Джерарду показалось, что вместе с ним треснуло его бедное заячье сердце, рассыпавшись на миллиарды осколков. Однако у Скарлет самообладания было явно поболе, потому она как истинная актриса (тут Фернандес замер в восхищении) не поддалась мимолетным эмоциям, а царственно опустилась в одно из кресел, продолжая начатое.
   ... Лучше б не продолжала. Услышанное заставило недоРоджера подавиться собственными ушами, громко закашлявшись. Накатившая паника граничила по степени офигевания с неплохим таким сердечным приступом, обязательно должном плавно перетечь в инфаркт Миокарда с вооот таким рубцом на сердце. Испытав неконтролируемое желание пробить дурной головой дощатый пол, Фернандес вовремя получил в лоб газеткой с речью спектакля. Ошарашенно повернув голову к суфлерше, он вспомнил о том, что вообще тут забыл, нахмурился, поняв, что нужно срочно что-то делать с представлением, и поспешно повторил, что услышал:
   - У меня есть фотографии, где ты с ним...
   Джерард повторил и задумался. Глубоко так, серьезно. Свесив печально ушастую голову вниз.
   - Ладушки, значит, - угрюмо пробормотал он, поднявшись, - с ним. И фотографии.
   Отчего-то казалось, что Эрза стала резко врагом народа, соблаговолив Ичие. Сознание как-то невероятно поспешно нарисовало занимательную картину того, как именно Скарлет играла в ладушки с Пегасом и сколько раз. "Да он же... Голубой!" Пегас, в смысле. Но голубой! Собственная синеволосость при этом не рассматривалась как аргумент. Хмурый Фернандес даже не понял, что пол под ногами завибрировал, а по углам от декораций навязчиво поползли тени.
   "Неверная," - громко в опустившейся тишине прошептала суфлерша на весь зал.
   - Да, - кивнул он, сложив лапы на груди страдальчески. "Не дождалась!"

+1

7

- Я?.. - нехорошо побледневшая Эрза вцепилась пальцами в край стола. - Я не это... никогда я. То есть, он не я, меня с ним не это, а я вообще... того.
Как он мог вообще подумать, что она с кем-то играла... в ладушки! Это ведь надо, подумать только, хлопать в ладоши. Если бы сказали, что она, например принимала ванну с Греем и Нацу, так то да, это даже и отрицать не надо, что тут странного-то? А ладушки - это слишком интимно.
- О, Дж.. Роджер! - Эрза встала вместе со столом. Вернее, тот оказался слишком хлипким, а она слишком сильной, и в итоге мебель скончалась в страшных муках, предсмертно хрустнув. - Все было не так! Меня подстроили... - в ответ на яростное шипение суфлерши Эрза кашлянула и поправилась: - То есть, все это подставили... - Суфлерша, кажется, уже чуточку кипятилась. - В общем, я верная. Очень. Честно.
Скарлет тяжело вздохнула, опуская густо накрашенные ресницы. Верно кролик испытывает такую боль, думая, что ему изменили. Но ведь боль Джессики еще сильнее. Она хотела, как лучше, хотела спасти своего любимого, а теперь он в ней разочарован и не верит. Это так грустно. Эрза дернула носом и с тоской, едва заметной под поволокой, посмотрела прямо в любимые кроличьи глаза, обняла ладонями милые кроличьи лапы и снова тяжело вздохнула.
- Пойми, - вдруг вспомнила строчки из пьесы, - я не такая. Меня просто нарисовали... такой.
Она широким плавным движением руки указала на волнительные и волнующие формы и снова тяжело вздохнула. Верная женщина, вынужденная из-за своей внешности терпеть ужасные подозрения. Это так грустно. Эрза снова дернула носом и вдруг резко выпрямилась.
- Я докажу! Докажу тебе, что мне нужны только твои ладушки!
Воинственно задрав подбородок, она уверенно схватила кролика за лапу и потащила за кулисы, чтобы сменили декорации. По сценарию, кажется, расследование должна была проводить совсем не она, но Скарлет просто обязана была восстановить свое чистое имя!

*Gerard
Джерард, сложив лапы на груди страдальчески, послушно утащился, позволив забрать себя для следующего акта... Исследований. Или что там дальше планировалось. В голове хмуро отплясывали румбу пьяные кролики, играли друг с другом ладушки и вообще всячески проявляли активность. "Напиться," - явственно осознал Фернандес и кивнул сам себе, закрыв глаза. Начинался новый акт...

Эпизод завершен

0


Вы здесь » Fairy Tail: Wizards & Wonders » Архив альтернативы и развлечений » Крокус. Ханами. Why don't you do right?