Fairy Tail: Wizards & Wonders

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fairy Tail: Wizards & Wonders » Арка I-II. Драконы плачут кровью » 14-21.06.784. Горная цепь. Путешествие длиной в осень


14-21.06.784. Горная цепь. Путешествие длиной в осень

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

1. Дата: 14-21 июня 784

2. Временной промежуток: 11:00-23:00

3. Погода: совершенно осенне изменчивая от теплой до холодной

4. Название, охватывающее суть эпизода: Путешествие длиной в осень

5. Участники: Джени, Джерард

6. Место действия: низкогорье Цепи

7. Ситуация или цель на отыгрыш: Есть такое поверье: потерявший себя, обретет свой путь, увидев мир глазами святого. Одним из таких "святых" был Ричард Воздушный. Когда-то преступник и беглец, позднее - паломник и монах, он посвятил себя служению добру после того, как совершил путешествие длиной в неделю по опасному низкогорью, достигнув в итоге священного места, где Ричарда настиг дзен и просвещение. Теперь люди, потерявшие себя, но, вместе с тем, обладающие достаточной силой воли, чтобы решиться на опасное путешествие, приходят к небольшой часовенке, в которой старый монах дает свое благословение на путешествие, чтобы увидеть мир глазами Воздушного.
Интересно, что вне зависимости от того, какое время года стоит на дворе, "Путь Ричарда" всегда является паломникам как осенний, в точно таких же красках.

Как же повернется судьба двух паломников, пришедших к Храму в надежде на изменение себя?

0

2

День 1
  Здесь другой воздух. Дышится легче, легче воспринимается окружающее, мягче идешь, ступая по, отчего-то, желтеющей листве. "В июне? Это странно," - здесь думается чище, кристальнее яркие мысли тяжелой головы. Ты знаешь, что покой, даруемый этими горами, обманчив и недолог, что на твоем пути будет еще множество опасностей, однако открываешь сердце старому беззубому монаху, звенящему в маленький колокольчик, чтобы привести в порядок эхо нестройных дум, давящих на виски.
  Идти до этого места далеко от города, где только недавно находился Джерард, пришлось напроситься в попутчики к одному купцу, пообещав свою протекцию каравану во время путешествия. Всю дорогу Фернандес провел, запахнувшись в длинный темный плащ, ставший уже почти родным. Телега, в которой он сидел, скрипуче покачивалась, переминаясь с колеса на колесо в дороге, из-за чего ткани-занавесок на мгновения распахивались, впуская теплые солнечные лучи во внутрь кабины и заставляя провожать их взглядом. Мужчина много думал, как о прошлом, так и о настоящем, будущем. Скопилось много того, о чем он хотел бы кому-либо рассказать, если бы у него был подобный человек. Просто очистить сознание, успокоиться, понять и принять свое предназначение, - это ли не то, чего добиваются люди и что ищут годами? Сиг не был исключением. Все чаще нечто темное, поднимавшееся из глубин, заставляло его просыпаться в холодном поту, резко садясь, глубоко дыша, безумно смотря вперед и сжимая до боли кулаки. Все, что происходило с ним раньше, преследовало его, словно встречи было не избежать. Именно поэтому мужчина был вынужден так скоро покинуть Арену, не предупредив никого. Скажи он - разве смог бы уйти просто так? "Они справятся и без меня",- даже сейчас легкая улыбка преследовала мужчину при каждом воспоминании о согильдейцах. Он знал, что они - молодцы, они смогут постоять за себя самих и за друг друга.
  - Старик,- в одном этом слове все то, что хотелось сказать монаху, выдавшему скудный запас еды и воды в небольшой котомке. Маленький в желтой робе - он казался смешным и нелепым, однако невероятно живым по сравнению со всеми людьми, которых Джерард только встречал на своей короткой памяти. Энергия самого существования будто проходила сквозь это худое тельце.
  - Не один пойдешь ты, сын мой. Чтобы избежать всех опасностей и соблазнов, друг нужен тебе.
  "Не один?" Это было неожиданно и странно, Фернандес плотнее запахнулся в плащ, еще глубже натягивая капюшон. Именно тогда монах указал на девушку, выходящую из храма.
  - Идите, дети мои. И да пребудет с вами Ричард Воздушный.

+3

3

«Когда это началось?..»
Тонкие пальцы скользнули по распущенным волосам, выбирая запутавшийся в них ярко-красный лист. Задумчивый взгляд прошелся по шероховатой структуре, путешествуя по неповторимому рисунку тонких желтоватых прожилок. Медленно, словно сомневаясь, Джени сжала руку в кулак, вслушиваясь в тихий треск ломающегося листочка и чувствуя, как ногти впиваются в кожу ладони.
Когда-то давно Эмма рассказывала о Ричарде Воздушном и о его недельном путешествии по низкогорью Цепи. Но даже у неё, заядлой путешественницы, обладающей впечатляющим даром красноречия, не получилось до конца передать всё волшебство этого места. Волшебство, которое на данный момент времени никаких чувств у Джен не вызывало.
Она разжала ладонь, позволяя красным «осколкам» осыпаться на землю. Но, не долетев до неё, они были подхвачены шальным ветерком, время от времени небольшими завихрениями пробегающим по тонкому ковру из листьев.
«Так когда же?»
Сейчас Джени отчаянно пыталась вспомнить тот момент, когда осознала, что больше нет смысла, нет сил. Момент, когда внутри появилась пустота, с каждым мигом пожирающая её изнутри всё больше и больше.  Девушка верила, что если поймет с чего всё началось, то сможет это исправить, остановить бессмысленный процесс уничтожения самой себя. Но раз за разом пролистывая в памяти страницы событий последних нескольких месяцев, она не могла найти  причину. А возможно просто не хотела её признавать.
Послышались тихие шаги. Здесь любой посторонний звук разлетался с особой чёткость, лишь со временем теряясь где-то между корней деревьев. Джен замерла, всматриваясь в хрупкую фигуру человека в желтых одеяниях, который неторопливо шествовал ей навстречу по тропинке, укрытой широкими кронами, и лишь чуть сжала губы.

Выйдя из тиши храма, неся на себе ненавязчивый мягкий запах благовоний, Джени снова окунулась в тихий шёпот осенней природы. Но, не успев сделать и пары шагов, она остановилась.
Когда старик говорил ей подождать, Джен никак не могла предположить, что придёт кто-то ещё. Ведь это не памятник культуры, на который каждый день слетаются кучки туристов. Так какова была вероятность попасть сюда в один день с этим человеком?
Взметнувшийся вверх хоровод листьев закружился вокруг незнакомца, чуть трепля полы его плаща.
«Кто он?» - пробившись сквозь неразборчивые мысли о том насколько случайны случайности, прозвучал в голове вопрос.
Поправив широкий ремень перекинутой через плечо сумки-почтальонки из грубой светлой ткани с вышитым на ней карикатурным дракончиком, девушка подошла к мужчине и монаху.
- Идите, дети мои. И да пребудет с вами Ричард Воздушный, - она лишь кивнула в ответ, даже не заметив, как после этих слов старик ушёл, оставив их вдвоём. Лишь мелодичный перезвон колокольчика всё ещё доносился до слуха волшебницы, тая в шорохе листьев.
- Здравствуй.

+5

4

Она ступала осторожно и неуверенно, словно потерявшийся ребенок, не понимающий, зачем он здесь. Девушка, вышедшая навстречу, была чужда этой осени, она не чувствовала себя единой ее частью, не вписывалась в яркий пейзаж. Она, как и он, была серой, зацикленной. Фернандес проводил взглядом яркий лист, поднятый вверх попутным ветром; тот устроился на темных волосах девушки, вплетясь в локон мягким оттеняющим дополнением. Ярко-желтый, богато-золотой - он совершенно не подходил к ее настроению.
  Фернандес сделал шаг навстречу, когда с губ ее сорвалось тихое приветствие, выразившее в мелодичном отголоске немой вопрос. Мужчина и хотел бы ответить, но и сам не знал причины столь странного совпадения. "Совпадения ли?" Он прикрыл глаза, запуская ладони в глубокие рукава плаща и глубоко вдыхая, силясь по ветру понять его настроение и реакцию самой незнакомки. "Стоит спросить об имени. Стоит ли? Если она здесь, то она также потерялась, как и я. Также ищет ответы, возможно, не зная, кто она есть на самом деле. Не будет ли этот вопрос слишком глуп в этой ситуации?"
  Джерард бросил долгий взгляд на горизонт, где пронзали небеса снежные вершины гор. Нет, их путь не лежит среди них, они пойдут низкогорьем, преодолевая препятствия и возможные ловушки, смотря на мир чужими глазами и пытаясь адаптироваться к происходящему. Но эти шпили были символом надежды и успеха, будто могли помочь разрешить странные загадки, гнездившиеся в сердце и голове. Возможно, их отправили вдвоем именно потому, что в одиночку это не под силу?
  - Как мне называть тебя?
  Мужчина перевел взор обратно на девушку, пребывая в тягостных размышлениях и пытаясь найти разгадку, которая, наверное, была где-то совсем близко, буквально на поверхности, но каждый раз, стоило только протянуть руку, тут же ускользала из виду озорной чертовкой, любящей поиграться со временем и пространством.

+3

5

Джени даже не обратила внимания на очередной листочек, запутавшийся в волосах. Это было несколько странно. Они льнули к ней с такой настойчивостью, словно стремились своей яркостью отвлечь внимание от её уставшего, практически потухшего взгляда.
Шаг навстречу был неожиданным. В этот момент девушке пришлось приложить немалые усилия, чтобы не отступить назад. Выждав пару секунд и убедившись, что мужчина больше никаких действий не предпринимает, волшебница позволила себе расслабиться и на мгновение прикрыла глаза, подавляя в них искорку тревоги, а затем вновь уверенно посмотрела на человека, стоящего перед ней. Он молчал.
Взгляд прошёлся по фигуре, оценивая опасность. Впрочем, не только её. Плащ позволял прикинуть разве что ширину плеч и приблизительную комплекцию. «Зато какой простор для фантазии». Джени неслышно хмыкнула, поднимая полный задумчивости взор на лицо, скрытое тенью капюшона.
Внезапно стало интересно, о чём он думает. Вот этот отдельно взятый совершенно незнакомый ей мужчина… В каких красках он видит этот мир? В какие цвета он раскрасил бы её? Ну или хотя бы банально, куда он сейчас смотрит?
Джен вздохнула, выдыхая через чуть приоткрытые губы.
«Я опять беспокоюсь о несущественном, да?»
Наконец решив разрушить непродолжительное молчание, он весьма тактично поинтересовался о её имени, предоставляя выбор. Подобный вопрос в сложившихся обстоятельствах был вполне разумен, учитывая, что они будут путешествовать вместе. Девушка задумчиво наклонила голову чуть в сторону. А ведь если подумать, то монах не просто так сказал им идти вдвоём. Это значит, что ей придется довериться этому человеку?
«На одни и те же грабли? Опять? Нет уж, увольте».
Джени было немного жаль, что она не видит его лица. Нет, её интересовала не столько личность - каждый имеет право на тайну и только ему решать, когда и кому её раскрывать – сколько реакция на происходящее. Мелкая мимика лица слабо поддаётся контролю, так же как и выражение глаз, и обычно появляется шанс по каким-то незначительным движениям, вроде чуть дернувшегося уголка губ, или взгляду уловить настроение собеседника, его истинные эмоции. А сейчас… приходилось ориентироваться только на голос. У незнакомца он был мягким, приятным, глубоким, явно принадлежащий мужчине - скорее всего, довольно молодому -, с проскальзывающими в нём нотками усталости, причем не столько физической, сколько душевной.
- Имя… - девушка на мгновение взглянула за его плечо, заметив там какое-то движение. Кажется, среди веток одного из деревьев только что мелькнул пушистый беличий хвост черного цвета. Называть своё истинное имя упорно не хотелось. – Лейла, - слегка улыбнувшись в своей обычной приветственной манере, произнесла она первое, что пришло в голову, переводя взор обратно на мужчину. – А как мне обращаться к тебе?

+2

6

Что в имени тебе моем? Имя, с которым девушка будет обращаться к нему на протяжении всей дороги и имя, с которым ему придется жить оставшееся время до конца пути, может остаться с ним в дальнейшем навечно. Разве не затем он сейчас здесь, чтобы выбрать, подобрать и ощутить себе новое имя? Наверное, это действительно так. Джерард задумчиво смотрел на девушку, вспоминая имена, которыми одарила его собственная жизнь.
  "Джерард Фернандес, Зиегрэйн, Сиг Рэйн, Ученик, Консул, Мастер, даже имя Мистган подходяще мне - моему прототипу из другого мира. Как много имен и прозвищ, не значащих ровным счетом ничего." Что же из этого выбрать? Она назвалась Лейла - темная, как ночь, в переводе с одного из древних языков. Если вспомнить этот язык, то одно из его имен имеет на нем значение "долгий, не прекращающийся дождь". Уголки рта тронула невидимая из-под маски улыбка. Определенно, что лучше могло бы подойти к этой осени, чем такое имя?
  - Ты можешь называть меня Рэйн. И я думаю, что нам пора.
  С этими словами Джерард чуть кивнул, развернувшись в сторону дороги и первым двинувшись с места, однако при этом не забывая укорачивать шаги, ведь совсем рядом с ним шла странная девушка, с которой так внезапно их свела дорога.

Спустя два часа
  Почти не разговаривали. Джерард по природе отличался немногословностью, а его спутница то ли была той же породы, то ли просто не хотела тревожить мужчину, то ли не знала, как заговорить или просто не имела такого намерения. Да и разве важно это было сейчас, на дороге, вымощенной желтым серым кирпичом, вдоль которой клонили кроны к небу златогривые деревья? Можно было просто любоваться окружающей красотой, наслаждаясь спокойной и пешей прогулкой. Когда пришло осознание, что времени прошло уже достаточно, Фернандес отметил, что дорога стала достаточно узкой - они шли уже почти плечо к плечу, а, спустя еще совсем немного, тропинка подвела к отвесной скале. Создавалось впечатление, что когда-то здесь был путь дальше, но после случился обвал и огромный камень преградил дорогу. Фернандес приложил ладонь к камню, поднимая подбородок и оглядывая высоту препятствия - оно достигало трех-четырех этажей.
  - Кажется, это начало первого рубежа.

+3

7

Убрав из волос листочек и отпустив его на волю ветра, Джени небрежно перевязала волосы атласной лентой и дунула на непослушный локон чёлки, который упорно лез в глаза.
Лучи яркого, но в тоже время не ослепляющего солнца, главенствующего в бездонном синем небе, ровным светом ложились на дорогу под ногами двух путников. Тени листочков причудливо танцевали на краях тропинки в такт музыке ветра. Изредка Джен опускала голову, смотря себе под ноги и вслушиваясь в звук шагов: своих собственных и мужчины, который шёл рядом.
Ещё с самого начала ей пришла в голову мысль, что этот человек может оказаться кем угодно: от психопата и убийцы до мирного жителя какой-нибудь деревеньки, который на досуге кашеварит в покосившемся домике лечебные зелья для местного населения. Но волшебница не боялась, решив для себя: «Будь что будет, да и пошло оно всё к чёрту».
Довольно странно, но воцарившееся молчание не было напрягающим. Оно скорее наоборот, успокаивало. Через некоторое время путешествия девушка почувствовала, как тяжесть, долгое время тянувшая её к земле, стала постепенно исчезать. Но на смену сброшенным оковам пришло чувство тоски. Оно было одновременно лёгким, как перышко, и очень болезненным, до такой степени, что временами становилось трудно дышать.
«Как светло…» - волшебница сильно щурясь, на мгновение взглянула на солнце. В эту долю секунды светящийся небесный круг, исказившийся из-за подрагивающих длинных ресниц, показалось очень чудным. Как бы Джени не хотела сейчас запечатлеть этот момент в памяти, он затрётся, потеряв свою яркость, а может и вовсе потухнет, ведь ничто не вечно.
Только сейчас Джен начала вспоминать, как однажды, когда из её жизни пропал очень важный для неё человек, она мечтала оказаться в подобном месте и просто спокойно идти вперед, не думая ни о чём, оставив гнетущие чувства позади. Но тогда в её распоряжении были лишь улицы Акалифа, пыльные от многочисленных торговых повозок, с множеством спешащих куда-то людей. Она спокойно брела по ним, рассматривая прохожих и незачем, просто так пытаясь угадать, что в данный момент у них на душе, куда они идут, к чему стремятся. Но прошёл день, потом ещё один и через некоторое время это состояние, во многом благодаря поддержке Джиллианы, которая, так и не добившись от дочери причины, просто молчаливо поддерживала её, сошло на нет, оставив после себя лишь неприятный осадок да затянувшиеся шрамы, которые несмотря ни на что до сих пор болят, если их потревожить. Но так ли хотелось Джени в тот момент путешествовать одной, оставшись в полном одиночестве?
Она задумчиво взглянула на Рэйна и, едва заметно улыбнувшись своим мыслям, вновь посмотрела вперёд.

Девушка не могла точно сказать, сколько времени прошло с начала их путешествия до того момента, как они достигли «первого рубежа», как назвал его её спутник.
Камень под подушечками пальцев был прохладным и неровным, с маленькими, поверхностными трещинками, встречавшимися то тут, то там. Джен сделала пару шагов назад, отходя от скалы и поднимая голову, как и Рэйн, оценивая примерную высоту. В мыслях всплыло лишь два варианта: либо поискать обходной путь, либо… лезть наверх. И если бы она была одна, то наверняка уже бы выбрала второй.
«Какое милое безумие», - волшебница чуть улыбнулась, опустив голову и посмотрев на мужчину.
- Есть предложения, Рэйн?

+2

8

Мужчина ненадолго замолк, словно взвешивая то, что собирался ответить и подбирая в уме более подходящие варианты для выражения своего ощущения по этому поводу. Предложения? Пожалуй, были. Можно было просто убрать это препятствие - уничтожить одним взмахом руки, растереть в пыльный порошок, прилипший бы к сапогам дорожным песком, но разве в этом смысл их путешествия? Нет, определенно, здесь было что-то другое, что-то, что помогало другим преодолеть препятствие, не тронув его и то, что могло бы научить их чему-то важному. Какой-то странный урок от древнего мага, в котором была необходимость реализации его на практике. Видимо, все происходящее было совершенно неспроста, вопрос заключался лишь в том, как верно решить неясное пока уравнение.
  Джерард прикрыл глаза, раздумывая над происходящим, после чего глубоко выдохнул.
  - Я думаю, это загадка, которую следует решить,- в общем-то достаточно понятная истина, которая не требовалась к озвучиванию, но надо же было что-то ответить.
  Фернандес прошелся вдоль камня, тщательно присматриваясь к каждой трещинке, что заняло порядка пары минут, после чего еще раз проводил высоту скалы долгим взглядом, наконец, присев на одно колено и приглашающе складывая ладони чашечкой:
  - Я подсажу.
  То, что, по его мнению, следует просто лезть вверх, было понятно и без слов.

+1

9

«Загадка? – Джени задумчиво посмотрела наверх. – Забавненько».
Девушка перевела взгляд чуть выше. Было видно, как в небесной синеве резвятся две птицы, особенно четко выделяющиеся на фоне проплывающего мимо небольшого облака.
«Хм, а какой приблизительно высоты этот камешек? – в этот момент в мозгу Джен включилась простая арифметика, вроде «раз я, два я, три я…», которая привела к одной, но вполне логичной мысли. – Вашу Машу. Да я же убьюсь».
Для полной эпичности момента не хватало разве что покатившейся по лбу капельке холодного пота и пары нервных смешков. Сразу же появилось огромное желание узнать можно ли с помощью электрического поля повлиять на гравитацию.
- Я подсажу, - голос Рэйна бесцеремонно выдернул волшебницу из задумчивости. В течение нескольких секунд она без всяких эмоций смотрела на мужчину, а после тихо засмеялась. Время близилось к обеду и настоящая Джени начала просыпаться.
Она уверенно подошла к своему спутнику и, встав напротив него, сложила руки на груди.
- Да ты джентльмен, однако, - чуть усмехнувшись, произнесла девушка. – А если кто-нибудь из нас сорвётся? – она вопросительно изогнула бровь и легонько стукнула костяшкой по скале. - Лично я не могу гарантировать, что сумею отскрести тебя от подножия, - волшебница сделала небольшую паузу, прислоняясь спиной к холодному камню, и прикрыла глаза, пытаясь найти решение. О скалолазание она знала лишь в теории и то совсем немного. А при её-то физической подготовке красиво полететь вниз и совсем неэтично распластаться сломанной куклой на пожелтевшей траве - как раз плюнуть. - Знаешь, самый очевидный путь иногда не самый верный. Чем идти по уже проложенной кем-то тропинке, следуя строго определенному сценарию, давай лучше хотя бы попытаемся найти свой путь… - она открыла глаза, искоса взглянув на Рэйна. - Но если ты настаиваешь, то поползли. В конце концов, никто не говорил, что будет легко.

Отредактировано Geni Elliott (2011-12-30 19:05:54)

0

10

Сиг смотрел на девушку с интересом - что-то в ней неуловимо менялось вместе с тем, как менялась обстановка, окружающая их. Люди, зависящие от масок и полутонов, всегда казались ему занимательными, он сам мог лишь бросаться из крайности в крайность, что отнюдь не являлось сильной стороной. Мужчина хотел получить как можно больше от этого путешествия: научиться чему-то новому, продвинуться вперед, успокоить душу, узнав более о себе. Слишком многое его волновало в последнее время. Но удивительное дело, чем дальше они шли, тем легче становился шаг и тем яснее кристаллизировались мысли, перекатываясь в голове угольно-острыми осенними звездами. Пока девушка говорила, он поднялся, внимательно слушая ее и обдумывая произнесенное. Стоит ли им идти вверх - прямым путем, как всегда шел он - только напролом, не стесняясь в средствах и методах? Или же стоит поискать обходной путь, как предлагала его спутница? Или, возможно, есть еще какой-то вариант, о котором они пока не догадываются? Смысл ли в том, чтобы прийти к компромиссу и принять противоположную своей точку зрения или в том, чтобы выбрать наиболее эффективный и быстрый способ? Фернандес прекрасно знал, что может легко преодолеть препятствие либо полетом либо банальным разрушением, но отчего-то полагал, что в этот раз все должно быть по-другому, решение должно быть иным. Он твердо решил не пользоваться магией до самого последнего момента, когда иначе будет уже никак.
  - Ты доверяешь мне?
  Раскрытая левая ладонь тыльной стороной-чашей тянется к девушке, предлагая принять его руку, если она разделяет его убеждения.

0

11

И гром не грянул с неба, и молния не ударила её в темечко, и она даже театрально не закашлялась, подавившись воздухом. Карие глаза широко распахнулись от удивления, когда Джени услышала вопрос Рэйна, но на этом какие-либо внешние проявления шока закончились.
«Этот человек… - девушка перевела взгляд с тёмного провала капюшона, в котором призрачно угадывались очертания лица, на протянутую ей ладонь. – Он не понимает, о чём спрашивает, - губы тронула лёгкая, чуть горькая улыбка. Джен отвела взгляд, опуская голову, сожалея, что завязала волосы и теперь не может скрыть своё выражение лица за их тёмным водопадом. – Хотя нет, неправильно. У нас просто слишком разные представления о доверии».
Сталкиваясь на своём путь с новыми людьми, знакомясь с разными личностями, Джени поняла, что у одного и того же слова может быть немыслимое количество значений, которые при ощутимом родстве будут очень сильно разниться. Но сейчас дело обстояло даже не в понятиях.
В данный момент Джен стояла на месте. Стояла и смотрела через слишком прочные прутья клетки, похожие на стебли розы. Мечтая парить в небе, она при всём желании не могла выбраться, с каждой попыткой нанося себе лишь новы раны об острые шипы. И как бы это ни раздражало, как бы она ни скрипела зубами от досады, ей нужна была помощь.
Джени подняла голову, вновь смотря на Рэйна, а затем плавно, но уверенно коснулась пальцев мужчины и вложила свою ладонь в его, мягко улыбнувшись.
Что это для него? Игра? Очередное забавное действо? Пусть так, она примет даже это. Но лишь потому, что чувствует: он может стать тем ветром… нет, тем штормом, который разрушит её клетку. И если он поможет ей вырваться, то она будет поддерживать его до тех пор, пока он сам того желает.

+1

12

На ее лице сейчас смешалось столько разных гамм эмоций, что трудно было бы вычленить одну-единственную, особенно Джерарду, не отличавшемуся умением понимания других людей. Ему оставалось лишь догадываться о том, что происходит в чужих душах, пытаясь уловить слабые отголоски их мыслей и направлений веяний души. Впрочем, это уже было отнюдь не мало, а иногда даже и слишком много. Настолько, что вполне могло бы затопить нерадивого пловца.
  - Тогда нам стоит поискать иной путь.
  Пальцы осторожно обхватили ее ладонь, несильно, но крепко сжав. Сиг улыбнулся одними уголками рта, что вряд ли было бы заметно под капюшоном, и, уверенно развернувшись, двинулся вдоль завала и скалы, ведя девушку за собой. Навевало воспоминания. Будто бы он кого-то когда-то давно точно также вел. Куда? Зачем? Кажется, было не столь важно, стоило лишь идти вперед, наслаждаясь свежим ветром, треплющим складки одежд.
  Раздался грохот. Мужчина на секунду замер, прислушиваясь.
  - Ты слыша...
  Он просто не успел договорить, как грохот усилился. Поднимешь голову, вскинув подбородок, и увидишь, как сверху, набирая скорость, несется камнепад. Еще пара секунд - и конец. Широко распахиваются каре-зеленые глаза, рука девушки сжимается сильнее. "Если прижаться совсем близко к скале, может..." Фернандес не успевает додумать, а уже обрывистым движением локтя толкает девушку вперед, перед собой, плотно прижимая телом к камню и втягивая голову в плечи. По крайней мере, ее это не заденет, а он, наверное, всегда сможет отвести от себя камень. Но для этого нужен зрительный контакт, а эта чертова маска так мешается... Громкий скрежет, режущий по ушам, со свистом и грохотом, поднимая столбы были, падают совсем рядом тяжеловесные обломки скал, на двоих путешественников сыпется крошка. И, когда думаешь, что все уже закончилось, именно тогда и появляется он - финальный камень всей жизни. Он есть всегда, чем бы ты ни занимался. Будь ты влюблен, будь на пике успеха, совершай ли темные дела раз за разом,- всегда после стихнувшей бури появляется тот самый камень, от которого не увернуться. Наверное, и Фернандес уже давным-давно заслужил один такой промеж глаз. "Прости".

+2

13

Его рука была тёплой. И казалось, что это тепло постепенно, по крупицам, через кончики пальцев передается ей, делая… счастливой? Кто бы мог подумать, что такое простое, невинное прикосновение, навевающее воспоминания о детстве, вызовет неожиданную и довольно сильную волну искренней радости. Бросив короткий взгляд на спину мужчины, Джени улыбнулась и буквально на секунду сжала его руку чуть сильнее. «Спасибо».
Погрузившись в поток практически бессвязных, обрывочных мыслей, девушка шла, ведомая Рэйном. Лишь спустя некоторое время, когда под ногу попался мелкий камешек, который от случайного соприкосновения с её обувью покатился вперёд, беззвучно подпрыгивая по земле, Джен сумела вычленить одну единственную, кажущуюся довольно забавной, мысль: она спокойно позволяет кому-то вести себя вперёд, без лишнего упрямства принимая его лидерство.
«Странно…»
Впервые за всё время путешествия захотелось завести разговор. Пусть и короткий, может, всего в пару фраз. Но есть желания, а есть обстоятельства, с которым ты должен считаться. А груда летящих камней была весьма весомым аргументом для того, чтобы повременить с разговором до лучших времён.
Надо признать, её спутник среагировал гораздо быстрее, чем она. Не успев полностью осознать, что происходит, девушка сильно ударилась о выступ, но даже не заметила боли, внезапно ощутив, как мужчина с силой прижал её к скале.
- Р… Рэйн? - пальцы рефлекторно сжали тёмную ткань плаща. Мгновение и от осознания случившегося девушку начал бить лёгкий озноб. До сего момента, за исключением мамы, другие люди за неё редко когда заступались и практически никогда не защищали от опасности, видимо считая, что она и сама справится. И действительно справлялась. Просто потому, что выбора другого не было. Но он… Они были практически не знакомы, каких-то несколько часов пути почти в полном молчании, и, несмотря на это, Рэйн рисковал собой, защищая её.
Что заставило Эллиот вскинуть голову вверх, она сказать не смогла бы даже при всём желании. Скорее всего, звоночки интуиции, которая почему-то молчала в тряпочку, когда девушке угрожал целый камнепад. Глаза Джен расширились от ужаса.
«Да ладно...»
Девушка резко вскинула руки вверх, чувствуя, как ладони, на которых уже вспыхнули две золотые печати, начинает привычно покалывать. В данный момент это не было похоже на то, как она обычно использовала магию: со знанием дела, точно рассчитывая силы. Джени вкладывала в это заклинание гораздо больше, чем того на самом деле требовалось, только бы суметь создать и удержать щит, пока не минёт опасность. Рэйн был близко, очень близко. У неё должно было всё получиться.
«Ну же!»
И то ли от происходящего у девушки начались галлюцинации, то ли она действительно увидела пробежавшую между расставленными ладонями искрящуюся «змейку» и услышала знакомый, едва уловимый за бешеным стуком её собственного сердца гул электрощита.
Она просто не могла позволить себе проиграть. Не сейчас. Не в тот момент, когда на кону стоит жизнь этого человека.

+3

14

Нарастающий гул - невозможно понять, то камнепад или сердце, стремящееся покинуть грудную клетку. Джерард не жалеет о своем решении, он слишком о многом в жизни жалел, действительно о серьезных вещах, чтобы сейчас жалеть самого себя. Ну, подумаешь, еще одна контузия, чем черт не шутит, глядишь, память вернется, наконец. С какой стороны ни посмотри, плюсы есть, главное, внимательно смотреть. Да и он в кои-то веки поможет хорошему человеку. Странно, наверное, то, что в такой ситуации мужчина улыбается. Он слышит взволнованное дыхание девушки, видит ее испуганные широко раскрытые глаза, которые отчего-то очень близко, но уверен, что уж с ней точно все будет хорошо. Это греет. Душу наполняет ожидаемое "Прощай, земля бренная" и "Вспоминайте обо мне, моя печаль, моя любовь..." Да и не особо уж важно, из той или не той оно оперы, Фернандес всегда крайне специфически относился к трагичным концам. Сказать больше, это они относились к нему, липли к плащу как мухи и не отцеплялись, даже когда он просто кашу варил, это всегда заканчивалось крайне трагически. Не для него, для каши. Она вся как-то странно кукожилась, словно боялась своего мастера, имевшего обыкновение в более праздные консульские года вычитывать перед ней как перед одной из самых благодарных слушательниц пафосные речи "казнить нельзя помиловать", а также трактаты по талмудам "33 занимательные архитектурные находки от Райской до Башни".
  "Странно". Джерард сморгнул, пытаясь понять, отчего вместо жизни перед глазами промелькнула масляная каша, заставившая поморщиться. Что-что, а вот вкус ее он на удивление помнил, откуда бы? Может, кто добрый скармливал? Но кто? Как всегда, ответов нет. А была ли каша? Если была, куда делась? И почему... камни не падают?
   А камни действительно не падали. Это было даже слегка обидно, привыкшая с раннего детства садистская душа с небольшими мазохистскими отклонениями в эмоциональном плане уже изготовилась принять на широкую грудь лекарство от всех болезней, а Армагеддон сказался больным и не пришел на стрелку. Прямо хоть хватай Аетхарион и беги мстить со страшной силой. Рояли из кустов вытаскивать там и продавать ушлым подсуетившимся вовремя предпринимателям или еще чего хорошего, мало ли на свете огорчений?
 
  ...Джерард смотрел в высокое синее небо Фиор. Точнее, не совсем синее, а слегка серебристое, но все-таки небо, что уже было весьма и весьма неплохо. Собственно, значит, земля не разверзлась и все-то хорошо. Ну не прелесть ли? И действительно, прелесть. Прелесть закончила с заклинанием, и камень спружинил о невидимый щит, успешно обогнув пару. Фернандес глубоко вдохнул, словно воздуха не хватало, после чего растерянно хватился ладонью за маску, скрывавшую лицо, будто хотел по привычке коснуться век, но слегка прогадал. Неужели в этот раз действительно обошлось, неужто?
  Мужчина прикрыл глаза на секунду, вслушиваясь в сладкую тишину, когда у стоп еще оседала каменная крошка.
  - Ты молодец.

+1

15

Вместе с каменной крошкой на землю оседала и Джени. Из-за Рэйна оседать было неудобно, да и, можно сказать, не получалось вовсе, поэтому девушка бросила это гиблое дело и, наконец прекратив круглоглазить на электрическую завесу над головой, развеяла заклинание.
От перенапряжения, пережитого потрясения и, по всей видимости, накопившейся за несколько последних недель усталости тряслись ручки. Вместе с ножками, кстати говоря. Пусть волшебница и была далека от образа кисейной барышни, относясь скорее к тому типу, что «слона на бегу остановит и хобот ему оторвёт», но организм, видимо, это забыл, а может просто и не осознавал. Посему колбасило Эллиот довольно сильно.
Взгляд медленно перешел от созерцания местной флоры к созерцанию субъекта, находящегося в непосредственной близости.
«Как-то… это…» - нехорошие ассоциации начали настойчиво лезть в голову с явным намерением травмировать нежную девичью психику. Но так как травмировать там было нечего, они расстроились и ушли.
- Отлипни уже. Даже в обморок из-за тебя по-человечески не упадёшь, - ворчливо пробурчала Джени, параллельно с этим пытаясь осознать, что буквально пару секунд назад сказал мужчина.
«Кто молодец?.. Я молодец?.. Ух ты, точно! Я ведь молодец!» - дошло-таки до девушки вместе с пониманием того, что у неё впервые в жизни получилось поставить щит, укрывший не только её, но и ещё одного человека. Для того чтобы радоваться сильнее, сил пока что не хватало.
- Рэйн, спасибо, - слабо улыбнувшись, искренне поблагодарила она и, не удержавшись, вновь посмотрела наверх. Джен, конечно, знала, что снаряд в одну и ту же воронку дважды не падает, но проверять это утверждение как-то не хотелось.
- Пожалуй, надо отсюда уходить, - твёрдо заявила она и, попытавшись сделать шаг вперёд, пошатнулась, дав при этом явный крен вправо. Вместе с девушкой пошатнулась и её уверенность в том, что надо куда-то идти. По крайней мере, прямо сейчас. В конечном счете, ей ничего не оставалось, как вновь опереться спиной о прохладную поверхность камня. – Хотя нет. Сначала я немножко посижу, а потом мы пойдем. Ты ведь не против? – на всякий случай поинтересовалась Джени, начиная медленно сползать по скале.

+1

16

Девушка была явно слаба, кажется, отражение камнепада съело большую часть ее сил. Возможно, раньше она никогда не пользовалась этой техникой на такую мощность, это бы многое объяснило.
  - Ты в порядке?
  Вопрос был, скорее, в воздух, чем конкретно к Лейле, потому что по девушке было видно, что она ну совсем и совершенно не в оном состоянии. Мужчина в последний момент успел перехватить ее за плечи, невольно прижимая к себе, чтобы дать нужную опору. Зато он не дал ей осесть вниз, что уже было хорошо. Только оно как-то неловко получилось, о чем Фернандес сообразил спустя пару долгих секунд, будто бы мужчина ее не подхватил, удерживая ослабшую, а просто бесцеремонно обнял. Хорошо, что под маской не было видно, что маг слегка покраснел. Это было действительно слишком деликатно, наверное, он уже давно не то что к женщине - к людям вообще так близко не подходил, оттого слегка растерялся, но тут же пришел в себя, пальцы сильнее сжали ее предплечья.
  - Тебе стоит отдохнуть.
  Не спрашивая разрешения, Джерард подхватил девушку на руки на уровень груди, поддерживая за спину и под коленями. Осмотревшись, выбрал наиболее привлекательное место - поваленное дерево где-то в сотне метров от них - до которого и донес и только здесь сгрузил магичку на дерево, нагретое солнцем. Пошебуршав по складкам плаща, мужчина извлек откуда-то флягу, присев рядом и протянув ее девушке:
  - Крепкий чай. Бодрит и придает сил.

+2

17

Тихий, сухой хруст веточки, которая случайным образом попалась под ноги Рэйну, для Джени прозвучал ярким аккордом, неожиданно резко выделившимся из общей мелодии вечной осени, властвующей на «Пути Ричарда». Он же вырвал её из цветастого калейдоскопа, что секунду назад полыхал в сознании, и заставил открыть глаза.
Своего рода объятья Рэйна определенно были гораздо приятней неприветливого холода скалы. Сейчас чувство благодарности за заботу боролось за первенство с чувством стыда из-за того, что Джен доставляет своему спутнику неприятности. Но медленные шаги мужчины и тепло, исходящее от него, действовали убаюкивающе: они успокаивали и заставляли тревоги отступить на задний план. Она обязательно его поблагодарит как только представится возможность. Склонив голову, девушка положила её на плечо Рэйна, вдыхая тонкий, едва различимый аромат, очень напоминающий запах дождя – свежий и тёплый. На секунду она замерла, прислушиваясь, и, кажется, на какое-то мгновение всё-таки сумела различить почти неслышимое сквозь его ровное дыхание сердцебиение.
Успешно приземлившись на ствол поваленного дерева, Джени осмотрелась и вновь несколько смутилась, прикинув сколько метров пришлось спутнику тащить её бренное тельце. Анализируя произошедшее, она оперлась руками о шершавую кору и, чуть наклонившись вперед, посмотрела вниз, на жухлую, местами примятую траву, болтая при этом ногами и легко постукивая по кроне дерева пятками жёлтых, уже местами пыльных (заприметив этот факт, волшебница недовольно цыкнула про себя) кед. Но уже через пару секунд голос Рэйна выдернул девушку из раздумий.
- Спасибо, - сказала с тёплыми нотками благодарности в голосе и без лишних колебаний приняла флягу. Аккуратно обхватив горлышко губами, Джен сделала небольшой глоток. – Вкусно, - спустя пару мгновений, окончательно распробовав всю гамму вкуса, нотки которого ещё остались на языке, произнесла она, протягивая флягу обратно, и добавила, улыбнувшись: - И чтобы я без тебя делала.
Сделав глубокий вдох, Джени подняла голову, всматриваясь в ослепительно-голубое небо. В поле зрения попалось небольшое облачко, своими очертаниями явно что-то напоминающее.
- Облачко на утёнка похоже, - спустя пару секунд, выдохнула девушка, наблюдая, как ветер уносит его всё дальше и дальше, и спросила, совершенно не смущаясь того, насколько странно может прозвучать её вопрос: – Скажи, тебе нравится осень?

+1

18

- Осень... - Эхом откликнулся мужчина, проговаривая слово так, будто не верил в него. Не верил в то, что сам говорит, как можно не верить в само существование: странное и чуждое смыслу, насколько это доступно разуму обычного человека,- Я... Не думал об этом.
   И это было чистой правдой. Джерарду казалось, что окружающий его мир - совсем не то, что он видит. Всё было слишком гармонично, слишком хорошо, чтобы быть правдой. Он, грешник, не понимал и не принимал этого мира, не вписывался в него ни сердцем ни душой. Обречённый на вечное скитание, мужчина даже не мыслил о подобном, не развивал таких категорий в своей голове. Теперь же, застанный врасплох, был растерян и оттого печален. Он плохо осознавал, что может на это ответить. Поэтому тихо продолжил, рассчитывая говорить о том, что приходит на ум. Так было честнее.
   - Всё, созданное и первозданное, верно. Оно не может быть плохим или ненужным, оно не может нравиться или не нравиться,- запрокинул голову вверх, смотря в голубое и тёплое осеннее небо, слабый ветер всколыхнул складки плаща, пронеся мимо ворох прошлогодних сухих листьев,- И это прекрасно. Что в мире есть что-то неизменное, что-то, что не волнуют чужие прегрешения и проступки, злые мысли или слова. Что-то, что навсегда останется таким, каким было,- голос стал тише, еле слышно с губ слетел последний обрывок фразы, горький, как листья ядовитой травы на вкус,- Что-то, что невозможно испортить.

+1

19

На какое-то мгновение ветер затих и наступила полная тишина. Казалось, на эти три секунды, что ровными щелчками отсчитала воображаемая стрелка часов, замер весь окружающий двух путешественников мирок. Но вот новый несильный порыв ветра вновь начал играть с полами плаща мужчины, и всё вокруг наполнило уже привычное шуршание листвы. Джени неслышно выдохнула сквозь приоткрытые губы и спрыгнула с дерева, мягко приземлившись на упругую землю.
- Интересный ответ, - привычным жестом поправляя ремень сумки, произнесла волшебница, посмотрев на Рэйна. – Но ты говоришь о вечном. Иногда же стоит просто наслаждаться моментом… Хотя да, - сделав небольшую паузу, добавила Джен, бросив мимолетный взгляд на зависшее в небесной синеве солнце, - нерушимость мироздания радует. Ведь никто не чист в этом мире…  Мне уже намного лучше, нам стоит продолжить путь, - лёгкая, спокойная улыбка коснулась губ.
Хотелось движения. Идти, зная лишь направление, не задумываясь о конечной цели, и уж тем более ни в коем случае не углубляться в воспоминания. К тому же, зародившееся совсем недавно странное чувство, словно кроме неё и Рэйна здесь присутствует ещё кто-то, с каждой секундой только крепло. Обернувшись, девушка медленно провела взглядом по большим раскидистым кустам с крупными листьями оранжевого цвета, всматриваясь в просветы между темными стволами деревьев. Она прикрыла глаза, прислушиваясь, не повториться ли тот странный шорох, который уловила буквально несколько секунд назад, и со вздохом покачала головой.
«Только паранойи мне не хватало».

+1

20

- Действительно, стоит.
   Джерард также спокойно поднялся. Он не заметил шороха, будучи полностью и абсолютно занят собственными мыслями. Слишком много важного и не очень происходило, слишком многое приходилось осмысливать.
   - Надеюсь, ты уже оправилась.
   Мужчина убрал флягу обратно в складки плаща и двинулся с места. Отчего-то идти было теперь гораздо легче. Словно медленно и постепенно всё вставало на свои места.

День 2
   Чутьё мага не обманывало никогда. Но усталость за день была настолько велика, что он, даже привычно сидя у огня и проводя сам с собой долгие бессонные ночи, всё равно умудрился задремать. Спящая рядом девушка навевала мысли о тепле и покое, которого он давно был лишён, это было похоже на подобие... дома? Возможно, Джерард и сам ещё не до конца определился.
   Когда он очнулся от забытья, уже светало, а девушки рядом не было...

0


Вы здесь » Fairy Tail: Wizards & Wonders » Арка I-II. Драконы плачут кровью » 14-21.06.784. Горная цепь. Путешествие длиной в осень