Fairy Tail: Wizards & Wonders

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fairy Tail: Wizards & Wonders » Арка I-II. Драконы плачут кровью » 13.07.784. Рекомендации для амбиций, часть вторая.


13.07.784. Рекомендации для амбиций, часть вторая.

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

1. Дата: 13 июля 783 года

2. Временной промежуток: 21:30-22:00

3. Погода: пасмурная. Небо затянуто облаками и идёт дождь.

4. Название, охватывающее суть эпизода: Рекомендации для амбиций, часть вторая.

5. Участники: Бринг Стабити, Джерард Фернандес

6. Место действия:Подземный проход в камеру бойцов Арены.

Арена. Место где сила приносит свободу, а зрители делают ставки. На поле боя много крови и убитых, их даже никто не потрудился убрать, дабы зрелище набирало свой фееричный характер. Люди сюда приходит чтобы посмотреть, как убивают им подобных. Никто не знает, кто организовал это мероприятие, но у него явно связи с верхушками, потому что здесь не ради никому из власти с правительством.

7. Ситуация или цель на отыгрыш:
Джерарда, как судью вызывают для того чтобы он осмотрел оружие одного из бойцов и решил можно ли его применять в таком бою. Чтобы не рассекретить ставки на личность бойца, Сиегрейна зовут пройтись по длинному тоннелю ведущему в камеру бойца. В промежутке этого странствия, появляется фигура и предлагает что-то обсудить. Разговор у них длинный, но кто посмеет сказать слово вопреки решению судьи?

0

2

- Осмотреть оружие?
Поединок намечался впечатляющий: боец версус боец. Обычно в таких ситуациях оружие играет далеко не последнюю роль. Джерард это прекрасно осознавал. И, являясь подрабатывающим на турнире судьей, как маг S-класса, не мог не согласиться с тем, что подозрительное оружие необходимо проверить. Мужчина кивнул в ответ на слова мальчишки на побегушках, которых на Арене водилось достаточное количество, после чего, заложив ширококостные ладони в складки рукавов, неспешным шагом двинулся вперед. Привычная уже маска скрывала лицо, а, значит, его тайна навсегда останется с ним.
Все дальше, все темнее коридор. Фернандес мимоходом думает, что все это выглядит слишком подозрительно, но не сбавляет шага. Впереди брезжит свет, там его должны ждать. И, кажется, совсем подать рукой до цели, как некая тень преграждает путь. Мастер замирает в покое, ожидая слов объяснений. У него не так много времени перед боем, чтобы тратить его на просьбы покинуть пусть.

0

3

Маятник, бьющий ровно число колебаний. Нависший в проходе над Джерардом человек вовсе не собирался препятствовать, он просто хотел поговорить. Никакой угрозы, упаси Ками тревожить того кого он знал под именем которое не было в моде у того. Судя по последним агентурным сводкам, он не совсем осознавал своё прошлое или намеренно не хотел вспоминать то. Одет Бринг был, как водилось за ним в последнее время. Сейчас, он представлял собой официальное лицо и одевался соответственно. Впрочем, под одеждой у него была его верная броня – поэтому никто не мог повредить ему или сказать, что в таком виде он выглядел менее боеспособным, чем в своей чёрной униформе. Сапоги, длинные и прочные штаны, а также длиннополая куртка-плащ, ну и жилет с красным крестом. Символика была проста и понятна, по крайней мере, тем, кто жаждал понимания. Для пущей убедительности у пояса висел меч, что довершало образ, который Бринг играл в реальности.
- Какие лица, ха, - улыбка и почтительная язвительность. – Весело на ощупь, да сквозняк на душе, ибо я чувствую такое же чувство, что и прежде, ностальгические волны не обманут меня даже с этой маской, Сиегрэйн-сан,- всё-такая же почтительность и намёк, впрочем, у Стабити не было вопросов по поводу поведения такого странного, ему нужна была одна вещь – протекция. – Крово, такое, хм, кровопролитие, не находите?, - улыбка которая могла своим двуличием убить любого шпиона.

- В знак услуг оказанных в прошлом, я хочу представиться вам с той стороны, что мне нужна ваша протекция. Сиегрэйн-сан, это не займёт много времени, просто ответьте мне что мне нужно вам сказать и каковы будут ваши условия, - спокойно уже говорит Бринг.

0

4

Джерард не двигался с места, пока слушал слова незнакомца. Тот неголословно дал понять, что знает о настоящей личности Фернандеса. Откуда? Что было в прошлом? Может, этот человек и выведет на чистую воду то, что сейчас скрыто под трясиной? Такой шанс нельзя было упускать. Хотя, сказать откровенно, манера разговора настораживала и отвращала: интонации, подбор слов, жесты,- все это выдавало собой человека, стремящегося получить свое любой ценой. Не самый плохой мотив, если не со злыми целями. Здесь же Фернандесу почудилось, что он видит перед собой гиену, поглотившую несколько других, разросшуюся вширь. Яркое ассоциативное мышление, которое редко обманывало. Что-что, а, имя в своей душе корень зла, ты всегда можешь увидеть подобный в другом человеке. Этому не учат, это не приходит с опытом, это врожденное. Подобно этому львы, зачуяв сородича, либо рвутся в бой либо обходят территорию прайда стороной. Бывший консул не был уверен, на чьей стороне сейчас прайд, тем более, что не понимал, что от него хочет этот человек, не соизволивший даже представиться. Видимо, он считал, что в представлении не нуждается.
Мужчина прислушался: шагов позади слышно не было, они были совершенно одни в этом темном коридоре и могли говорить спокойно, не опасаясь того, что будут подслушаны. Однако факт того, что его распознали, удивлял. Учитывая свойства маски, тому могло быть лишь одно логическое объяснение: некто заранее вызнал его подноготную, а уже это точно следовало перепроверить. Никому нельзя доверять - этот урок Фернандес вынес давным-давно и зазубрил наизусть.
- Протекция? - Эхом отозвался Джерард. Для начала необходимо было выяснить все составляющие, а потом уже переходить к детальному разбору ситуации.

0

5

- Да. Пожалуй, вы слышали про такое место как Консульство. Я собираюсь заручиться поддержкой вашего голоса на возможных избирательных процессах. Да и думаю, что мнение мастера гильдии достойно уважения, - говоря это спокойно и без какого-то ехидства, он показывал, что может вести речь и общение без каких-либо насмешек. Интересы были у них одинаковые, Бринг было известно про деятельность Джерарда достаточно много, чтобы это составило интерес для старины Сиегрэйна. А вот сам Сиег вполне мог поручиться за Бринг в будущем, и это было бы очень не лишним. – Каждый человек в нашей жизни, обладает тягой к своей цели. Есть желание и стремление – это можно назвать положительными тягами, а вот есть принудительные. К ним относят шантаж, вымогательство или что-то ещё, - говорил он уже таким тоном, которым преподносят интересующее человеку. Нет, не шантаж, просто у Стабити была привычка получать от людей то, что он хотел и то, что было нужно. Сейчас у него были данные, а у Джерарда были возможности.
- Без обиняков, скажу следующее. Я привык верить в то, что людям для достижения их целей нужен какой-то стимул. Природный или принудительный. Так вот, я могу рассказать вам про ваше мрачное прошлое. Взамен, я прошу только одного – помощи мне с Консульством.
- замолк в ожидании.

0

6

Незнакомец уже не намекал, он говорил открытым текстом. Джерард не был хмур, он был более, чем хмур. Если бы внутреннее состояние отражалось на внешнем, во все стороны бы поползли куски теневого полотна, которым мужчина мог управлять что по мановению руки. На секунду после слов о прошлом показалось, что тени в коридоре стали живее и будто зашевелились, стянувшись в тугой комок змей, окружая двух людей со всех сторон. Но видение было мимолетным, что заставляло усомниться в его правильности. На него явно пытались воздействовать тем, что было в арсенале. Быть марионеткой в чужих руках Фернандес не любил: он смутно осознавал это, сам до конца не осознавая, откуда столь стойкая неприязнь. В любом случае, происходящее отдавало дешевой комедией.
- Наша гильдия слишком малочисленна и нова, чтобы иметь какой-либо вес в Консульстве. Нам не нужно его пристальное внимание. Мое прошлое же касается лишь меня и никого больше.
Джерард сделал несколько шагов вперед, явно показывая, что собирается продолжить свой путь.

0

7

Смешок. Фарс. Этот синеволосый парень решил, что он может так легко уйти с дороги и отбросить в сторону факты.
- Говоришь ты ладно и спокойно, а сам, знаешь ли, о прошлом своём? – издевательская нотка в голосе играла так, словно у Бринга пробудились гены Рю. Только истинный Грандмастер был способен так играть людьми, вот и у следующего началось изменение характера. – Это ведь так больно и пусто – не знать ничего, а может быть, ты был очень плохим человеком и унёс жизни сотен людей. Каково это, просыпаться и не знать? Я могу помочь тебе, моё имя – избавление от твоих мучений, - так и не откинув капюшона с головы, говорил он. – Ты, вероятно, думаешь – что я нечто такое, что шантажирует людей и играет с их сознаниями, ради того чтобы наживаться на этом. Ты и твоя гильдия, лишь попытка заполнить то, что ты потерял. - улыбка и взгляд на удаляющуюся фигуру. Бринг шагнул следом и положил руку на плечо Джерарда. – Я хочу помочь тебе, а после ты поможешь мне, - без каких-то ноток уже проговорил красноволосый. – В знак первого шага, позволь мне открыть тебе кое-что, от чего тебе станет легче. Всегда ведь были имена, которые нельзя забывать, особенно если оно твоё собственное. Сиегрейн, как много смысла и звучаний, но тебя зовут… - приблизившись и шепча это так, чтобы никто не слышал интонаций, кроме его спутника. - Джерард. - прозвучало как-то зловеще, словно к жизни мог вернуться тот Фернандес который без сомнения убил бы всех и построил Райскую Башню.
– Расшевелить этого парня будет не так и просто. Даже потеряв свою память, он всё тот же упрямый индивид. - подумалось Брингу.

0

8

Дрожь. Вот, что наполнило тело, когда этот странный и непонятный голос воззвал к самому сердцу, к самой душе. К тому, что давно и надежно было скрыто в глубинах подсознания. Тот жуткий страх и раскаяние, которые преследовали его вместе с заходом солнца, то, что заставляло просыпаться в холодном поту, обхватывая ребра пальцами до боли, впиваясь в кожу до крови. Воспоминания, кровь - повсюду кровь. И он посреди всего этого. Он смеется, он хохочет, когда вокруг рушатся стены и падают люди, когда рождается новое, огромное зло... зло, ради которого он жил и которое создал сам.
Фалангами по гладкому дереву маски, словно царапая сквозь ткань перчаток. Углы рта кривятся, идут вниз, дыхание чаще. Оно там, где-то, мечется, ревет, хочет наружу. Оно - это он, часть его. Часть, которой не хотелось вспоминать. Думал ли Фернандес о том, что, убил множество, сгубил десятки, а, может, тысячи жизней?.. Чаще, чем думал о чем-либо еще. Жарко в горле, трудно дышать. Пересыхает.
На плечо ложится ладонь - крепкая, с хорошей хваткой. Катализатор. Джерард не отдает себе отчет в том, как хватает запястье, с силой выкручивая, оборачиваясь к своему "собеседнику". Что такое чужая жизнь? Что она значит? Этот человек перед ним. В темноте он так жалок, так прост в своих попытках манипуляций... "Да кто он такой, чтобы подходить к нам?.. Хочешь, убьем его? Давай. Он стоит на нашем пути." Полубезумная усмешка, чувствуя, как горит на лице печать, данная от рождения, черно-фиолетовая тень по крапинке, по маленькому движению заполняет радужку глаза. Мягко, осторожно, неуклонимо.
- НЕ, - "ну же",- СМЕЙ,- "убьем его",-...
Взгляд падает на тень, сползающую по запястью, переползающую на рукав незнакомца. Джерард... осознает. Душное дыхание. Отшатнуться, не веря в то, что происходит. Эта жажда крови, жажда видеть, как рука заполняет свободное пространство под ребрами, как хрустят кости под ладонями. Как весь мир окрашивается в идеально красный цвет, а после погружается в тень. Фернандес задыхается злобой и жаждой, тяжкий хрип-стон вырывается из груди. Мастер делает пару шагов назад, прислоняясь к стене коридора, хватаясь за мантию, сжимая в кулаке ткань. Это надо прекратить, хоть как-то. Эр...за... Что со мной. Почему я так... хочу этого... Лицо, искаженное гримасой отчаянья, не увидит никто. Но колебания в силе, волнами идущие до самых трибун, дающие земле дрожь, ощутят все. Ощутят и ужаснутся мощи, заключенной в одном однажды умершем теле.

+2

9

А он оказался сильнее, чем мог бы предполагать даже самый сильный аналитик, схватив ладонь Бринга и выкрутив, он заставил физически не самого слабого мага, вздрогнуть и стиснуть зубы.
– А ты умеешь кусаться, Джерард Фернандес. – затем с тем начало происходить то, что красноволосый понял, как воспоминания давящие на душу. Симптомы были резкими, вплоть до того, что вся фигура бывшего Владыки Райской башни дышала резкой энергией, тронешь её и перельётся через край. Бринг тоже почувствовал резкий всплеск силы заключённой в теле Фернандеса. Неоспоримое могущество, которое даровала тому судьба или злой рок. Ветер силы несущийся от синеволосого мужчины разметал всё вокруг и сделал одежду Бринга беснующимся парусом под давлением северного ветра. Показалось лицо, которое было умудрено не одним сражением и яркие волосы, цвет которых мог примелькаться уже давно, но поскольку их обладатель прятал те под капюшон – пока не так афишировали его личность. Тот факт, что посланная пилюля достигла цели, был подтверждён, а теперь надо, чтобы он вспомнил самого Бринга. Какая ирония, что руководит Орденом не манипулятор в духе Рю, с великой магией копания в чужой голове, а воин чьё ратное дело сражаться и убивать. Но ничего, одно государство выжило благодаря военному директорату и Орден выживет. Правой рукой Стабити ухватил Джерарда за мантию и притянул к себе.
- Успокойся. Ты просто вспоминаешь своё прошлое, я уверен, что ты вспомнишь и меня, но сейчас, - голос был ровным, всё-таки за годы работы с людьми научишься играть в интонации. – Сейчас, ты должен собрать в себе всю силу и не дать ей вырваться наверх. У тебя были и остаются живыми друзья, насколько я знаю, одна из них до сих пор верит в тебя. Так не позволь же этой тьме окутать твоё сердце, удержи эту бешеную мощь. – шёпот перерастает в какой-то речитатив. А со стороны вообще похоже на картину безумных борцов. Двое в тёмном тоннеле, оба изрядно потрёпаны неведомой силой и один из этих двоих что-то шепчет другому, ухватив того за ворот.  – Вспомни и моё имя, вырви его из лап той пустоты. Пусть это всё будет больно, но ты должен вспомнить всё своё прошлое и меня вместе с этим. – продолжал красноволосый. Если этот парень не вспомнит, то будет очень печально. По крайней мере, у Бринга в целях стояло попросту пробудить в Джерарде прошлое знание и вместе с этим самого себя. Было бы приятно вести дела с тем человеком, который знает про тебя больше чем просто ничего.
- Прошло много времени, мой Спаситель. Ты спас меня когда-то из консульской тюрьмы, если бы не твоё вмешательство, то я бы точно сейчас в цепях сидел посреди каменных стен отчаявшихся даже в том, чтобы найти солнце. Ты должен вспомнить меня, мальчишку который оказался слишком хитёр для Совета. Меня называли Брингом Стабити, помнишь ли ты?! – перешёл уже на резкий тон маг. – Если ты мне не веришь, у тебя должно было остаться кольцо. Приложи к нему палец и шепни слово «сорв обриост» ты увидишь то, о чём я говорю… - убеждение силой длилось вполне в себе мирном характере. Времени у них было не так много, но надо было довести дело до конца, а то что это такое, пришел, сделав дело на половину нужного эффекта, да ушёл? Нет, так не попляшет.
- Верь мне, Джерард-Сиегрейн, моё имя - билет в воспоминания… - хрипло прошептав и смотря своими глазами в которых светилась сила и решимость, прямо в холодные и напитанные болью глаза бывшего знакомца.

Отредактировано Bring Stabity (2011-10-10 13:47:34)

0

10

that boy is a monster (c)
Сгребают в охапку, Джерард ощущает это, где-то далеко, не здесь, словно эта рука коснулась его из другого мира. В бесконечной тьме она вдруг распорола пространство и, схватив, подтащила к чему-то, что является здесь инородным. "Что оно делает здесь? Оно не наше. Давай уничтожим это? Оно нам мешает". "Нет, нет... не... надо... Оно... теплое?" "Оно мешает нам."
Все чаще дышится, все тяжелее удерживается то, что рвется наружу. Эта цепь - она так коротка, ее свобода определяется лишь силой воли, шаг до безумия и вечность до бедствия. Сдержать ли?.. А там говорят. "Друзья? Кто это... мы не знаем их". "Друзья... Эрза... твой свет. Эр...за... такое знакомое имя. Алое. Как цвет твоих волос..."
Даже под маской слышно дыхание - горячее, отрывистые жесткие слова на выдохе, эхом долетающие до сознания. Ладонь отпускает ткань мантии и теперь мягко поднимается вверх - к горлу незнакомца. Она уже у ворота, по-паучьи легко находит сонную артерию, почти ласково касаясь ее фалангами. И откуда он знает, как выглядит то, что там внутри? Даже под воротом... разве может это остановить? Узкое, мокрое, теплое. Смерть - это нечто гораздо более интимное, чем может показаться. Там, в горле, дрожат связки, извлекающие и формирующие звуки, тембр голоса, трепещут крыльями. Джерард зачарован своими видениями - он знает, как выглядит каждый звук там, изнутри. Когда плотно сжимаются губы, зубы касаются друг друга, пробегает по небу сигнал,- все это так низменно, противно и завораживающе. "Тише, тише, смотри, как оно пульсирует. Как легко пережать. Хочется, тебе же хочется?.."
- И...мя,- вторят пересохшие губы, растягиваясь в дикой усмешке, тихо, почти нежно,- Бринг...
Пальцы в опасной близости от горла. Он много говорит, так много, что ладонь уже полностью покрывает кадык, а он все еще не замечает - или не хочет замечать. Взгляд напротив открыт, чист и полон решимости. Он уже не юлит. Понял ли, что бесполезно?.. Неважно, как все это уже давным-давно неважно.
Когда наклоняешься настолько близко, это расстояние называют дальностью поцелуя. Именно так легче всего покончить с чужой жизнью. Резкий ухват - чужое горло сжимается, удерживая под подбородком, Джерард поднимает его в воздух. И замирает.
"Убьем его". "Сигрейн.... что это за... имя?"
- К-кто я,- когда губы улыбаются дико и сумасшедше, а из глаз течет вода - это что-то да значит.

0

11

Волна отторжения. Непоколебимость решений. Стальная и непроницаемая стена холодного отношения ко всему живому в этом мире. Разум Бринга очистился и спустя пару секунд на Джерарда смотрели глаза живого существа лишённого эмоций. Да, существо осознавало, что оно висит в воздухе удерживаемое могучей рукой, но тут же послышался резкий и сухой хрип-повеление.
- Отпусти руку. – так как у цели которая рядом стояла, явно были проблемы с восприятием внешних источников, то слабо засветилась перчатка Стабити. Резким движением посланец Ордена ударил ребром ладони в сгиб локтя, а затем вывернул руку Сиегрейну. Движения мужчины были спокойны и отточены, теперь уже никакая воля не могла вернуть его переговоры к той стадии, с которой он начинал. Одернув капюшон на голове, и откинув его назад, он выкручивал руку оппонента с таким хладнокровием, словно эта была ручка мясорубки или вообще ничего не значащего аппарата. Следующим действием в репертуаре посланца стала эпопея с убеждением.
- Чтож, гляжу, ты пришёл в себя. Убить меня – не так просто, Джерард Фернандес, - теперь это было сказано в полной мере и достаточно резонансно. – Я изложил тебе суть своего дела. И все ещё не слышу вразумительного ответа, - голос стал из язвительного, таким который больше похож на холодный звон металла по такому же прохладному листу стали.

- Отвечай на мой вопрос. – добавив нажима на выкручиваемую руку, проговорил он.

0

12

Хлесткий пропущенный удар, выворот руки. Джерард не мог сказать, что он слаб: уж этого за ним никогда не наблюдалось. Рассеян? Возможно.
Фернандес не оказал абсолютно никакого сопротивления, когда руку заломали. Он был настолько поглощен внутренними переживаниями, что даже не прочувствовал, а осознал боль в плече только вместе со звуком надсадного холодного голоса. Тени прошлого, воспоминаний сейчас кружили подобно черным ястребам, не позволяя думать остро, прытко, как того требовала ситуация. Слишком много того, что еще только стоит пережить, слишком много того, о чем надо бы молчать.
Бахвальство, нахальство... что еще покажет ему этот странный человек, которого так легко ненавидеть? Ответы всегда так далеки от того, что хотелось бы услышать. Глубокий вдох. Вместе с ним по рукаву от шеи сбегают узорные фиолетовые тени, цепляющиеся за манжету незнакомца, "Бринга". Оставаясь в складках, они сворачиваются плотно веревками вокруг кисти, готовые разорвать ее в любой момент и... пружинят. Так, чтобы человек отлетел к другой стене.
Фернандес выпрямляется. Осанка - та, за которой идут как за неоспоримым лидером, то, что всегда было в нем.
- У меня нет на это времени. Я выслушаю тебя... позже. После боя. В пабе.
Мужчина разворачивается, направляясь обратно к малой арене. Сегодня ему как никогда везет на нападения.

12:00; Паб Арены
- Что тебе нужно?
"Надеюсь, ответ будет конкретен, а не как то было раньше. В абстрактности силы нет". Фернандес складывает ладони домиком, устраивая на них подбородок, совсем как в старые-добрые времена, которым, возможно, еще суждено вернуться. Напротив него сидит тот самый человек - Бринг Стабити, который с ярой настойчивостью пытается чего-то добиться от мастера Песцов. А стоит ли овчинка выделки? Это, видимо, и предстоит узнать. Сегодня. Сейчас. А когда еще?

0

13

Спокойная ночь. Ночь сильна, её власть велика. Бринг откинулся назад и вздохнув, закрыл глаза. Паб отличался удобством, а отдых нужен даже такому человеку, который решил забраться на самый верх этого мира.
- Вот. Теперь цвет твоих глаз мне нравится куда больше, - спокойно и рассудительно прозвучало. – Мне нужна твоя протекция. В будущем, я собираюсь взойти высоко. Ты – можешь помочь мне в этом. В прошлом, наш Орден помог тебе. Сильвер Рю, дал тебе свиток, который перенёс тебя в определённую область, сопряжённую с твоим желанием. А сам ты, был отмечен в делах которые помогли – мне, - прервав речь и отпив глоток тёплого эля, Бринг выдохнул с каким-то облегчением, тепло разлилось по телу.
- Мне нет резона терять такого человека, как ты. Мы помогали друг другу в прошлом, и я хочу видеть гарант нашего будущего. Но, ты волен отказаться, я не из глупых людей, говорить, что стал бы принуждать … тебя, - лёгкая улыбка, свойственная таким людям, как Стабити. Насмешка над глупостью – не более.

0

14

- Сильвер Рю... - Эхом откликнулся Джерард. Вот, как звали того странного мужчину. А он... он просил, чтобы его спасали? Он готов был ждать своей участи столько, сколько то потребовалось бы. Он готов был к смерти. В конце концов, он уже умирал. Однажды. Он это заслужил, если верить тому, что говорили люди. Так тяжело вспоминать то, о чем не имеешь абсолютно никакого понятия.
- ... мы помогали?
Фернандес задумчиво провел фалангами пальцев по краю деревянной маски.
- Как ты нашел меня? Чары достаточно сильны, чтобы обмануть волшебников даже S-класса. Какого рода была... помощь?
Перед последним словом мужчина ощутимо запнулся, силясь подобрать верный эквивалент. Что, если это вместе с ним они применили Аетхарион? Или еще что хуже? А теперь этот человек хочет пробраться в Консульство? Сиг не мог ничего гарантировать, как не мог дать какой-либо определенный ответ, не зная того, что было ранее. Сейчас ответственность за его решения была бы не только его, но также и его подопечных, о которых Фернандес обещал заботиться. "Эрза... как бы поступила ты?"
Смотреть в полную кружку пенистого. Уж что-что, а пить на публике с такими стремлениями укрыться ото всех было проблематично. Поэтому Фернандес даже не пытался.

0

15

- Значит, твои волшебники не думают объективно. Человек, это не только чары, это ещё и многое другое. Я обладаю способностью обнаруживать магию внутри определённого круга. Ты попался в мой круг, случайно, - говорит вестник и потирает красные волосы. Ему есть что скрывать и есть что обсудить с этим странным человеком. Кто он такой? Джерард или Сиегрэйн? Пожалуй, даже он сам не знает ответа на этот вопрос вопросов. Но тот задавал вопросы, и было слишком странно лгать ему. А Стабити и не собирался. Ему было в какой-то степени жаль этого свободолюбивого и великого в своих силах мага, который упал на самый низкий уровень осознания реальности. Каково это не знать кто ты такой? Кто твои предки и кто ты сам? Ох, тяжело пришлось синеволосому, и приход вестника из Ордена явно не добавил ему лёгких камешков в жизни. Но дело было нужное, если бы Джерард был ему не нужен, то его бы не трогали до скончания времён.
- Помощь? Информация. Но после первого обмена, ты … пропал… - проговорил Бринг коротко. – Теперь, я нашёл тебя вновь, но ты… изменился. Даже внешне. Ты другой человек. – оценка и правда была правильной. Прежний Джерард был язвителен и настолько хитр, что казалось его трюкам и обману не будет конца, а его яростная воля положить на алтарь своей цели всё, просто ужасала. Теперь же от «друга» веяло спокойствие и какая-то тихая осознанность своего бытия в этом мире, он не улыбается так широко и слова его невысокого полёта. Что такое по сути своей человек? Пыль. Песчинка в дорожной пыли вселенного диска. Стабити рассматривал своего знакомца и меланхолично раздумывал над тем, что ему сказать про помощь. Ему действительно нужна была протекция, но раз всё так обернулось, то не будет ли это к худу. Однако, стратег Ордена понимает, что в такой игре все карты хороши. Он отпивает тёплую жидкость и вздыхает.
- Помощь. Я не буду таить от тебя многое, хотя и не скажу всего. Да, я собираюсь пройти в Консульство. Зачем – моё дело. Скажу только одно, что я не сделаю ничего такого, чего не одобрили бы простые люди. Я нуждаюсь в уроках магии, мне нужен тот, кто поможет мне стать сильнее настоящего, - закончив так свой ответ, он спокойно перебирает пальцами и достаёт маленькое кольцо из кармана. На нём вспыхнул на миг красный дракончик и подражая какой-то книге где главный герой должен был попасть в другой мир, полный иллюзий и обмана – вытянул ладони. Две руки в кожаных перчатках. На одной лежит колечко с красным камешком, на другой простое кольцо, выполненное из какой-то лёгкой стали, но с иглой внутри. Там был лёгкий яд, стирающий кратковременную память. Вариант, который Бринг предлагал многим из людей, сотрудничающих с ним.
- Вот. Два кольца, Сиегрейн-сан. Возьмёте первое – забудете наш разговор и сможете спокойно спать с чистой душой. Вы придумаете этому разговору то объяснение – какое ваш разум сочтёт нужным, - огонёк мелькнул в холодных глазах. – Возьмёте второе – погрузитесь в страну чудес, и я попробую показать вам снова, какой глубокой может быть дыра в реальный мир, – закончив интермедию, он чуть сжал кулаки.
– Что он выберет? – подумал красноволосый. *

* - сцена взята из фильма "Матрица".

0

16

Этот разговор казался странным. В первую очередь присутствовало навязчивое ощущение того, что ему задают правила игры, рамки, в которых необходимо действовать. А в рамках было... тесно. Фернандес не выносил ограничений, подобно силе, переполнявшей его, он всегда знал, что может выйти за пределы, сделать гораздо больше, чем позволительно, поэтому не терпел того, когда ему пытались навязать чужие ограничения. Что есть они? Лишь указание, не более, которое можно легко обойти.
Фернандес слушал внимательно. Этот человек знал о его прошлом, мог показать его, но... это великое Но. Слишком неясны были его цели. Сотрудничать с такими неясностями? Риск, притом неоправданный. Взгляд перебегал с одного кольца на другое.
- Сильнее?.. Кто этого не хочет. Большая сила - большая ответственность,- что-что, а это Джерард знал не по наслышке. Кто-то его этому когда-то научил... но сам Фернандес никогда не был учителем. Учителями становятся те, кто исчерпал себя в профессии, кто может лишь передать знания. Должность почетная, но не та, что начертана ему. Передавать секреты мастерства? Мастерства, которое и сам еще не до конца понимаешь? Да этот малый не промах.
- Я не доверяю тебе. И я не могу подвергать людей, доверившихся мне, опасности,- Фернандес отодвинул кружку эля на край стола, выпрямляясь, голос прозвучал ровно, спокойно и холодно. В нем не было былой ярости Сигрэйна, но была его непоколебимая уверенность. Великий Консул не пропал. Он все еще был здесь, в Джерарде, он все еще питал его, он сливался с новой личностью, образовывая кокон чего-то нового и неизведанного. Даже сам Фернандес не мог с точностью сказать, чем закончатся эти перемены и борьба в его душе. Мужчина поднялся, опираясь ладонями на столешницу.
- Я не забуду этот разговор. Я не стану помогать тебе. И я буду следить за тобой,- в голосе скользнула ядовитая усмешка, совсем как в старые добрые времена, - Бринг Стабити. Если судьба связала нас однажды, наши пути еще пересекутся.
С этими словами Джерард развернулся, уходя. У него еще было много работы. И много того, что следовало бы обдумать.

0

17

Бринг улыбнулся. Он любил эту улыбку и любил дух прежнего властелина Райской Башни, однако, как бы удобен стул не был – есть ножки. А он очень любил, когда кто-то пытался его в чём-то уколоть. Джерард был прекрасен и великолепен, даже встал и уже отправился к выходу, как тут поднялся красноволосый и, скорчив на лицо нечто вроде язвительной мины, хмыкнул. – Силён. Чувствую прежнюю породу, но… Джерард, Джерард, Джерард, ты, же представляешь, что будет, если вдруг просочится информация про самого грязного преступника, которого видел наш мир? Подумай, Джерард… - улыбнувшись и резко рванув край своего плаща, вышел.

Конец эпизода

0


Вы здесь » Fairy Tail: Wizards & Wonders » Арка I-II. Драконы плачут кровью » 13.07.784. Рекомендации для амбиций, часть вторая.