Fairy Tail: Wizards & Wonders

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fairy Tail: Wizards & Wonders » Арка I-II. Драконы плачут кровью » 03.04.784. Эдорас. Экстремальная экскурсия


03.04.784. Эдорас. Экстремальная экскурсия

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Дата: 03.04.784
2. Временной промежуток: 12:30 - ...
3. Погода: Достаточно прохладный вечер, однако мужественные горожане не стремятся возвращаться к надоевшим зимним вещам. Временами покрапывает мелкий дождь.
4. Название, охватывающее суть эпизода: Экстремальная экскурсия
5. Участники: Эдо-Софи, Эдо-Нит, Эдо-Николас, ГМ (отыгрыш родителей) - с пополнением по ходу действия
6. Место действия: столица Эдораса, жилые районы, плавно переходящие в заброшенные окраины
7. Ситуация или цель на отыгрыш:Непродуманный вояж девочек на незнакомой им местности выливается в самый настоящий экшн, особенно после того, как они понимают, что не одни.

0

2

Этот город нависал над ней чередой причудливых башен и наклонных крыш с острой, ощерившейся от погодных условий и времени кладкой черепицы. Отрезал пути к отступлению шеренгами резных декоративных оград, бесконечными осыпающими лестницами и путал паутинистыми разветвлениями узких улочек.
Только тщетно. Она даже не замечала этого. И бежать никуда не собиралась. Потому что сие было бессмысленно и просто не нужно. Сейчас она была зла, и только лишь этим состоянием поглощен неокрепший разум. Это была безмолвная, въедливая злость и весьма концентрированная, которую она взращивала и смаковала от самого начала своего раннего путешествия. Злость, какая зачастую накапливается у тихих психов, выливаясь при появлении малейшего раздражающего фактора. Злость бурлящая. Злость клокочущая. Злость, пропитавшая каждую действующую клетку ее организма.
И вся эта напасть собрана вместе в этой маленькой нескладной девушке, которая подобно серой надувшейся мыши шустро миновала квартал за кварталом. Прохожие, коим не посчастливилось в тот час на нее наткнуться, встречались пламенным колким взглядом, и без лишних слов спешили ретироваться подальше. Уличная живность просто не появлялась. Судя по всему, мысли юной леди были слишком громки и выразительны даже для местных шумных улиц и носили не всегда цензурный характер.
Но яркий внутренний монолог, оригинальные обороты которого мы упоминать не станем, прервался, заглушенный до боли знакомым звуком. И она резко, как по команде, встала. Непонимающий взгляд врезался в гигантский вращающийся маховик, встроенный прямо в лицевую стену ветхого здания, и затормозился на его тяжелой граненой оси. Похоже, она уже дома. Мда… Какая неожиданная приятность. Девушка резко сшибла кулаком крылышко почтового ящичка и таким образом освободилась от остатков накопившего гнева и приобрела очередной синяк. Крыло обиженно заскрипело, вываливая присланную корреспонденцию в ее объятья.
- Развели сырость тут, - напоследок фыркнула она, для пущей выразительности хлюпнув носом. Недовольство было адресовано, судя по всему, погоде, но та, похоже, особо и не возражала. – Того и гляди сама всеми костьми проржавею.
Дверь беспардонно открылась с ноги (что ж поделаешь, ручки-то теперь занятые), и коридор огласился отчаянным пищаньем несмазанных петель. Следом хрипло прогорланилось «до-ома!», и дверь все так же с ноги с разгона впечаталась обратно в проем. Выждав некоторую паузу и насладившись возгласами возмущения, девчушка хмуро сдунула с челки опавшие крошечки штукатурки.
Несмотря ни на что, оказаться, в конце-то концов, дома было приятно. После полного рабочего дня, если так его можно назвать, когда тебя вызывают на предприятие в три часа ночи… После всенародного смятения из орущих благим матом сотрудников и неустанно движущихся частей машин… После главного мех-конструктора модуля, нелогичного и тупого, как компрессная пробка… Чтоб у него в старости все шарниры скрипели.
Нет, несомненно, приятно. Расточать по помещению насыщенный запах черной смоли… Этакий почти что лесной, липкий аромат. И топливный, так и пышущий жаром, с ноткой легкой едкости… Сей божественный состав, сдобренный поверх вышеперечисленного маслянистым фоном, уж не те ли идеальные духи, которые так тщетно пытаются изобрести парфюмеры? Она блаженно зажмурилась перед тем, как прошагать на кухню в компании охапищи писем. Эх, романтика же, да и только.
- Здравствуй, пап, - тон был уважительным и веселым. Даже не оборачиваясь на него, можно было различить улыбку, растекающуюся на лице говорящей. Прогретую теплотой, как лампа накаливания. Взгляд из-под тонких округлых линз скользнул к отцу, который что-то изображал на чертежной бумаге и, видимо увлекшись, на прилежащей скатерти. Далее спешно прокатился по комнате и финально застрял на разложенной шахматной доске и Скиппи, объедающего белого коня. – И тебе привет, Скип.
Задержавшись в дверях на пару лишних мгновений, она далее не замедлила расположиться напротив родителя. Тонкие пальчики в побледневших пятнах от машинного масла перетянули черного слона через добрую половину поля, ставя в крайне недвусмысленное положение враждебного ферзя, и щелкнули по счетным шахматным часам с двумя выкрученными циферблатами. Следом девчушка с уверенностью заняла полагающийся ей кухонный стульчик.
Письма легли на стол невнушительной потрепанной стопочкой. Кое-где запачканные, кое-где замызганные и помятые. Это в принципе было в порядке вещей – вычистится и приведет себя в людской вид она как-нибудь… позже.
- Скиппи-Ски-и-иппи, подь сюды, хороший. У меня есть кой-чего для тебя, - ласково промурчала она себе под нос.
Механическая псина выпустила изуродованную фигуру и бесшумно приблизилась, скаля темную пасть, увешанную двумя рядами здоровенных стальных клычьев. Оказавшись рядом, Скип опустился на скатерть в ожидании дальнейших распоряжений. Челюсть сократилась на пружинах, неприятно лязгнув, а далее с тем же исполнением раззявилась обратно. С одной стороны сей импровизированной «черной дыры», в которой вечно все безвозвратно исчезает, очень мило свесились застрявшие обрывки где-то выдранной проводки, а с другой навязчиво спустился черный раскручивающийся «язык». Помигивая обоими индикаторами на антеннах, пес склонил голову набок и заскулил. Хотя этот звук немного напоминал гул «удивленной» пилы… Здешние обитатели к тому давно привыкли.
Проверка почты всегда проходила достаточно быстро – девушка шустро разрывала конверты… Нет, аккуратной распаковке бумаг ее некогда пытались научить, только миссия эта прошла не совсем успешно. И мимо, что самое главное. Посему счета небрежно откладывались в сторону, отцовские письма и газеты тут же торжественно передавались по назначению – складывались по правую руку от чертежной работы. А ненужные обрывки (сиречь, все остальное) скармливались вовремя подошедшему песику, который работал не хуже любого переработчика макулатуры. Да и к тому же благодарил потом. И это так же было в порядке вещей.
Она просто не считала, что в этом доме к тому же живут и те, кто способен подобным же образом контактировать с внешним миром. Не замечать их было самым безобидным из того, что она могла для сих сделать. Ну или против. И из-за тех воззрений в пылу «рванья бумаги» она не сразу заприметила на конверте свое имя. Точнее осознала уже после того, как сорвала. Задумчиво разглядывая оставшуюся надпись «наладчику контрольно-измерительных приборов и автоматики модуля NML13…» и возвращая от носа ожидающего Скипа оборванный угол, она заторможено соображала, что София-то в этом доме определенно одна. Та, которая наладчик же… То есть она.
Отодвинув кривой надгрызок конверта поломанным ноготком, Софка с замирающим восторгом изучила видимый при этом отрывок некоего документа, изображенного графитом на миллиметровке. Затем с жадностью затолкала свою «добычу» в сумочку к инструментам. Судя по тому, что довелось увидеть, перспектива на этот вечер открывалась неплохая. Хотя бы он проведется с пользой, а не как всегда.
Софа юрко вспорхнула с насиженного места, оставив несколько нерассмотренных конвертов и печального недокормленного Скипа. На ходу снесла чью-то кастрюльку, где застывал кем-то заботливо заваренный (причем явно не для нее) кофей. И побежала отмывать открытые части тела от пятен различной природы.
- Пап, я пойду погуляю, хорошо?

+2

3

Нитара никогда не просыпалась от упавшей на голову банки огурцов и, честно говоря. предпочла бы и не узнавать каково сие, однако не признать, что это очень эффективный способ пробудки она не могла. Обиженно потерев ушиб на спине, девушка соблагоизволила приподнять свою тушку над полом, недовольно осмотреться, при сём тихо ворча, и вновь повалиться на скрипучие доски, заставив пыль поспешно убегать с насиженных мест, прихватывая пожитки и родственников. Брюнетка повернула голову набок, пытаясь не концентрировать свои ощущения на сиём телодвижении, ибо малейшее напряжение даже самого незначительного мускула отдавалось в макушке трезвоном одного, но очень звонкого колокольчика, неведомо каким способом умудрившегося поселиться в сознании Нит. Пред затуманенным взором полуживого существа предстало внушающее уважение сооружение из разнообразных баночек, внутри которых покоились утопленные в поистине адской смеси сахара(соли) и воды фрукты и овощи.
Девушка, обречённо вздохнув, всё-таки заставила туловище принять перпендикулярное полу положение, ноги же пока не хотели ей подчиняться, хотя, собственно, ныне от них ничего и не требовалось. Нита кончиками пальцев подкатила своеобразный «будильник» к себе,  взяла злополучную банку в руки, неимоверным усилием воли вспомнила как с ней обращаться, отвинтила крышку и кусила размякший сгусток материи, который своим состоянием и вкусом  очень недвусмысленно намекал, что он куда старше той неразумной особы, что осмелилась нарушить зубами его целостность, однако ещё не окончательно проснувшейся девушке ощущение во рту показалось  даже обладающим некоторой претензией на изысканность. Покончив с огурцом и пролив добрую часть рассола на бревенчатый пол, Нитара  невольно задумалась что же могло заставить обычно мирную банку сменить свою почтенную профессию на ненадежный промысел помеси будильника и инструмента убийства.  Возможно причина крылась в неприбыльности бытия банкой, излишне бессознательно активным конечностям брюнетки или просто шаткости самой конструкции для хранения солений, однако девушка редко могла удовлетвориться простыми объяснениями, посему начала активно оглядываться по сторонам. Уши любопытной уловили до боли знакомый звук пережёвываемой бумаги и довольного поскуливания.
Софи дома. Больше никто не решается кормить псинку.
К Скиппу у Нит были самые тёплые чувства. До сегодняшнего утра. Добродушный пёс решил помочь брюнетке приготовить тосты. Кухня и ныне была больше похожа на место военных действий, нежели на уютное помещение со множеством цветов, коим прежде являлась, несмотря на все усилия девушки по возвращению былой роскоши, отчего та, собственно, и заснула.
Решив пока не выдавать своего присутствия, Нитара, стараясь производить как можно меньше шума, подползла к деревянным перилам и прильнув к дырке в затейливом узоре, главными участниками которого были побеги девичьего винограда и нездорового вида птицы, уставилась на действо в гостиной.
Мистер Вишер  как всегда что-то чертил, иногда у брюнетки даже возникало смутное ощущение, что за другими занятиями она его не видела, несмотря на почти год, прожитый под одной крышей. Сестра, то бишь существо, которое мать под страхом  лишения бумаги, мелков и ручки заставляла называть сестрой (Сама Нит всё равно в мыслях величала рыжеволосую и очень деятельную особу Софией), с остервенением разбирала почту. Неожиданно на сосредоточенном лице носительницы очков промелькнуло выражение радости, смешанной с  эмоцией, коя пока была непонятна брюнетке из-за непродолжительности знакомства и его не очень-то воодушевляющих обстоятельств, и «сестра» быстро соскочила со своего места, сшибла кофе, приготовленный Нитарой ещё на завтрак, и полетела к выходу.
- Пап, я пойду погуляю, хорошо? - Софи явно задумала очередное приключение.
Слава Богу, что хоть не в доме...
Брюнетка пожала плечами  и, решив что раскрытия страшных тайн её конспирация всё равно не принесёт, встала во весь рост, неторопливо спустилась по лестнице, дабы спасти ковёр от окончательного погружения в тёмный напиток, при этой стараясь не вспоминать о разгромленной кухне и следующим за этим порывом покусать механическую собачку.
- Доброго дня, - Нит силилась не пропустить в свой голос злые нотки, посему приветствие получилось достаточно холодным.

Отредактировано Nit (2011-07-11 18:47:11)

+1

4

Миссис Вишер

Уж насколько разными были её девочки... Да, даже в мыслях миссис Вишер они были "её девочки". Обе. Родные, единственные... Похожие друг на друга лишь огоньком в глазах: огонёк сквозь линзы очков Софии был вольный, в то время как свет в глазах Нитары был более сдержанным. Этот свет может разглядеть лишь мать - и неважно, её ли плоти чадушко, важны лишь чувства.
Мать семейства шла с дворика, нагруженная чистой посудой - путь её лежал к кухонному ветхому серванту, что добродушно поскрипывал в ожидании дня, когда совсем съедет с ножек и развеется деревянной стружкой, - и, услышав голосок Нит, тут же сообразила: неладно что-то. В дверях она столкнулась с Софи - огонёк в глазах на сей раз полыхал искрящим пламенем.
- Куда это ты? - воскликнула миссис Вишер, по инерции двигаясь в сторону кухни. Ловко огибая Нит (пролила что-то? Ну так вытрет), она поймала на лице последней особенно постное выражение... и, поднявшись по лестнице, вплыв в святая святых, свою обитель и крепость - в кухню, вздрогнула, чуть было не устлав представший ей хаос мелкой фарфоровой пылью битой посуды.
- Что здесь... что? - Грудь миссис Вишер ходила ходуном, в голове же рождалось смятение, огорчение и жажда справедливости. - Что это такое?
Тёмно-зелёные очи миссис Вишер тоже полыхали... дьявольскими кострами.

+1

5

София миновала коридор в сопровождении увязавшегося Скипа, который отбивал стальными лапами нестройный маршик. Поди как без последствий разминулась с папиной женщиной и так и не услышала возражений о судьбе надвигающейся гулянки. Сие не могло не радовать. Впрочем, девушка бы тут же зажала уши, коли ответ намечался отрицательный. И без угрызений давно раскрошившейся совести убежала слоняться, где нужно было. В конце концов, эти ее походы не такое частое явление. Раз она все еще бродит живая и вполне себе целехонькая – не о чем беспокоиться. Тем паче травмы куда легче схлопотать на производстве, где работают одни умалишенные, буквально крякнутые на машиностроении.
Искомая дверь распахнулась, открывая проход в святую святых. Это место было темным, пыльным и несло оттуда почти, как от Софки. Выдать, именно тут она прятала свои парфюмы. Прямо среди нагромождения ржавых банок и покореженных железок, кои так и лезли на проход со всех сторон. Затопив керосинку, девчушка по-хозяйски проследовала вдоль хранилища сокровищ к загаженному умывальнику.
Пара оборотов громоздкого ключа, сдобренных красным словом, - и вот уже можно наблюдать мутную жижу, стремительно сбегающую из крана и во все доступные стороны.  Софа широко улыбнулась: как говаривал папенька, «главное не чтоб была чистая – главное, чтоб текла». И с той же улыбочкой психопата начала бережно наносить на физиономию и руки раствор той самой кофейной гущи. Кофей, особенно свежестыренный, обладает рядом полезных свойств. Все их достоинства в общем можно отразить в одном современном эпитете – халявный. Это очень важно. А в дополнение к сему, кофе неплохо сорбирует жирные пятна различного рода органики, на некоторое время превращая ее обратно в человека, милую-чудесную Софушку. С этим «золотющим» напитком, коий она бы ни в жисть добровольно пить не стала, возникала лишь одна проблема – ну отмылась от органики, хорошо. Как после отстирать платюшко от самого кофе?
После наведения некоторого марафета дите пришло в состояние относительного покоя. Планы одобрены. Все схвачено. И наши победят. Теперь следует обозреть свои владения на предмет нахождения новых трофеев. А то как всегда принесет папка что-нибудь и свалит. Коли сам не найдешь – не узнаешь никогда. Так что вынув пса, отгрызающего кран, из раковины Софа с решительным видом выступила навстречу складу металлолома.
И минут через десять дом заново огласился решительным писком:
- Па-ап. Пап! Я тот бидончик возьму, а то нам тамочки может не хватить горячительного… Тьфу ты! Горючего. … Его – и  лопатку! – было выкрикнуто с таким невинным тоном, как если бы она собиралась в песочницу за углом.

+1

6

Тряпка всегда обретается за батареей – этот факт Нит впитала чуть ли ни с молоком матери, однако дом Вишеров за короткий срок смог приучить девушку к тому, что если тут и есть какие-то правила, то они известны лишь какой-нибудь кучке учёных-экстремалов, застрявших в далёких горах и посему получивших право на такое откровение, кое им, если честно, и даром не нужно. Действительно, когда  в прошлый раз брюнетка решила вымыть гостиную,  то сие благородное действо было совершено счастливым пиджаком мистера Вишера, в котором тот ещё лет 30 назад (предмет гардероба не стирался, видно, как раз с того времени) получил первую из своих причудливых наград.  После недели принудительно-виноватого вида и тайного кручения у виска девушке торжественно поручили стирку, за полы же взялась сама миссис Вишер, однако результат был не намного лучше – помывка была произведена одним из тряпичных приспособлений Софии для скрепления деталей в макетах, что заставило итак непростые отношения в семействе поставить на грань холодной войны, по крайней мере Нитара на сие очень надеялась. Тем не менее миссис Санти, извиняюсь, ныне Вишер с милой улыбкой, которая, наверное, подошла бы больше доброму психиатру в доме умалишённых, восхитилась начинаниями рыжеволосой в технике и предложила брюнетке «брать пример с сестры», что породило ещё одно пятно на несчастном куске ткани от выплюнутого девушкой сока.  Теперь же перед помывкой Нит предпочитала устроить допрос с пристрастием каждому обитателю жилища, дабы потом не извиняться за «семейную реликвию тряпочки, на которую 20 лет назад нагадил любимый попугай», однако для того, чтобы всё-таки сыграть вожделенную роль великого следователя, надобно найти хоть жалкий обрывок ткани, кой девушка пыталась найти шестым чувством, ибо по-другому в этом доме даже себя порой потерять можно. Пока Нитара безуспешно пыталась воззвать к космическим силам и обратить их себе на службу, мимо мягко пронеслось дуновение ветра, которое своим неуловимым ароматом хозяйственного мыла возвестило о прибытии домой миссис Вишер, что немало обрадовало девушку, пока та не осознала куда направилась мать.
- Мама! Мне срочно нужно поговорить с тобой! – однако брюнетка опоздала, ибо лёгкие шаги затихли и на их место пришла  тишина, даже Тишина, именно такая, которая наступает перед  всемирным потопом, объявлении о том, что у оставившего  вам своё приличное состояние дядюшки Альберта обнаружено другое завещание по которому все богатства отходят его любимой кошке, ударом по голове в тёмном переулке…
- Что это такое?
Грянуло…
Нитара устало вздохнула, резко повернулась на каблуке и направилась к выходной двери. Мама сердилась редко, но коли уж она злилась, то лучше было оказаться подальше от места происшествия. Виноват – не виноват, но получишь в любом случае. Не сказав ни слова, брюнетка переобулась, накинула потёртое подобие плаща и вылетела за дверь.

0

7

Мистер Вишер

Мистер Вишер работал. А когда мистер Вишер работал, весь мир терял своё существующее значение. Чёрточка за чёрточкой, линия за линией - гармония... красотища. Лепота.
А шумные девочки всё носились вокруг него смерчами, и вообще - что-то происходило. Кто-то на кого-то кричал, что-то лаяло, что-то билось и дзынькало, кому-то требовалось выпить. Мистер Вишер всегда был человеком нежадным, а потому - нехай пьётся что льётся. Громогласным "угу-у-у-ум" он просигналил дочери, что добро дано. Бери, детка, всё что хочешь бери. Всё для детей, всё для них, родимых...
Мимо пролетела Нитара (и то мистер Вишер понял, что это она, потому что наклонился за упавшим карандашом и распознал обувку дочери), а следом...
А следом на супруга буквально наехала тонной негодования родная и дорогая супруга с менторским вопросом: "ГДЕ?"
- Ась?.. - рассеянный мужчина поднял голову от чертежей. - Что где, дорогая? Не что, а кто... девочки... так тут были девочки, я ж не... хм?
Он оглядел комнату, будто видел её впервые, покладисто буркнул: "Значит, уже не тут" и вновь погрузился в расчёты.

0

8

Ядреный сивушный запах выстоявшегося пойла тут же развеялся в среде иных ароматов помещения, стоило только с силой впечатать крышку обратно в горло бидончика. Как свой среди едва знакомых посторонних. И сие было странно.
Отец бросил непозволительную привычку заливаться спиртным года как три назад. Когда встретил эту женщину. С одной стороны София и сама вздохнула с облегчением, потому что любимый папочка наконец-таки снова стал больше походить на человека. С другой же – слишком быстро он позабыл маму. Пускай даже ее больше нет на этом свете…
Былое былым, но… что, собственно говоря, эта штука делает у них дома?
И странности странностями. Ему сейчас подобное сокровище определенно без надобности. А им с Динго винный спирт уж точно пригодится. Энергоемкость у спиртосодержащих продуктов довольно высока. Не зря все-таки их еще называют огненной водой…
«Динго!»
Подхватив керосинку и «награбленное», Софа шустро перекочевала в следующее помещение. В нем было уже не так мрачновато, как в прежнем. С противоположной стороны оно контактировало с улицей, прикрываясь от вездесущей ее кутерьмы лишь широким в выцветший цветочек полотном ткани и никелированной сетки, вбитой в косяки. Материя сифонила и колыхалась, снабжая свежими потоками воздуха. Множество дыр и заплат на ней казалось живым и мигрирующим в хаотическом кружении то туда, то обратно. Небольшая стайка солнечных зайцев, ниспукаемая этими переходами, скромно толклась на пятачке свободного пространства перед воротцами. Все это в слиянии с обдолбанным пейзажиком предыдущей комнаты, который наличествовал в том же великолепии и тут, привносило если оттенок сказочности, то необычности, мягко говоря, уж определенно. Хотя для девчушки это место было определенно самым сказочным на свете. Если и вышеописанное было святым святых, то здесь находился самый настоященский олимп.
- Хороший, тебе сюда нельзя. Ты же помнишь, - ласково проворковала она, прежде чем закрыть дверь перед носом у пса. – Нет-нет, не вздумай.
Скиппи явно не осознал сути подобного маневра. Скрежетание и заунывное поскуливание, переходящее в диапазоне и насыщенности пределы, которые способна выдержать не всякая нервная система, плавно перешло в возмущенное тявканье. Этакую помесь ударов монтировкой о батарею и задорного лязганья гвоздем по оконному стеклу. Подобный концерт, что называется,  «на струнах души» длился недолго. В конце концов, стальной щенок финальным аккордом пробил мордой смотровое окошко и оказался в нужном ему месте, прямо у ног Софы, тем самым доказав, что любое домашнее животное приобретает хозяйские повадки.
- Пф-ф, ладно. Что с тобой поделаешь, - махнула рукой девчушка, даже не намереваясь собирать раскиданные по полу осколки. Псеныш четко в ногу шел за ней по ходу следования.
В этом ее «кукольном домике», обиталище настоящей принцессы… своего рода. Ведь подобные выражения были бы вполне приемлемы, если бы таковая принцесса увлекалась вместо кройки и шитья залатыванием и запайкой корпуса, использовала бы солярку вместо румян… В этом небольшом по габаритам домике была лишь одна «кукла». И именно она (а еще точнее – он) красовалась в самом центре, на самом почетнейшем месте, то есть на единственном свободном и пустом.
- Ну-у-у, Динго, - Софка ласково коснулась и провела кончиками пальчиков по полотну, скрывающем машину. В голосе сейчас так странно переплелись несвойственные ей нотки гордости с легким оттенком нежности. – Рассказывай, как ты тут без меня, старый волк?
Ответом была лишь пыль, которая нестройным полукругом вздыбилась и покрыла ее движение.
Этот автомобиль был единственным из механизмов (кроме рабочих), с которым ей дозволили работать в последнее время. Так как ездили на нем разве что по праздникам или же для того, чтобы удивить соседей (да, и такая штука способна сама передвигаться), да и только на короткие дистанции, то никому особо не было дела до того, кто, что и зачем в него вкручивает. Посему юная наладчица наигрывалась с ним, как могла. До нескольких бессонных ночей подряд, до сбитых не отмывающихся рук, до потери пульса. Динго на глазах несколько изменился в габаритах, слегка подозверел и, так сказать, вдался в породу. Он стал терпеливей в управлении, а так же более не привередлив в «питании». Однако… все же простаивал.
- Неважно, мда?.. – досадливо продолжила она. – Что ж, сегодня мы с тобой снова пробежимся. Ты готовый?
Что ж, пора было испытать старинного дружка. Сможет ли гоняться, как ожидают, не слабее ветра?
София торжественно выждала несколько тянучих мгновений, а затем торжественно откинула в сторону полотно чехла. И испуганно ахнула. То, что ей довелось увидеть, являлось уж точно не одним из лучших зрелищ в ее жизни. Даже Скип тихо пискнул, спрятавшись позади девушки.
- Эй, Санти! – грозно взревела она, но далее, смекнув, что таковой породы особей в доме двое, и осознав степень своей наглости, потише прибавила. – Мелкая!
«Да как она вообще посмела… прикоснуться…» - теперь уже беспомощно сжав кулачки, Софа обозревала изуродованный корпус. И чувствовала, как внутрикапиллярная жидкость внутри нее клокочет и бурно вскипает.

Динго|...

http://www.steamcar.net/img-gallery/85.jpg

0

9

После прошедшего дождика уличный ветер был даже приятен, однако в остальные дни городские жители предпочитали избегать его дуновений: городская пыль, запахи, обрывки листовок со слишком яркими изображениями людей, животных и товаров... Деревья, кустарники и прочая немногочисленная зелёная городская братия тоже пока лишь радовали взгляд немногочисленных прохожих, что не ушли в свои проблемы и имели право тратить драгоценное время на такую ерунду как разглядывание окружающего пейзажа. В другое время эти счастливцы, несмотря на усиленную травлю, всё ещё обитающие в больших городах и даже находящие занятия не убивающие медленно их свободу и улыбки, увидели бы пыльные, жухлые от окружающей их обстановки и смога листы усиленно цепляющихся за жизнь растений, которые пусть и вселяют в оптимистов и попросту восприимчивых людей волю к жизни, однако не прибавляют красоты городскому пейзажу, а даже подчёркивают его унылую причудливость.
Черноволосая мысленно просчитала оставшееся у неё время до открытия тяжёлой двери дома мистера Вишера и вылета оттуда разъярённого монстра, коего она имела счастье в повседневной жизни называть своей матерью, и осознала, что лучше поторопиться. Бежать вдоль улицы была заранее проигрышной стратегией: слишком большая вероятность, что удаляющаяся тушка будет замечена, схвачена и наказание будет существенно утяжелено за попытку побега. Вздохнув, Нит нырнула во дворы за домом. С улицы дом семейства выглядел достаточно скромным немного запущенным особнячком, однако, уходя в глубину изгибающихся переходов между плотно жмущимися друг к другу зданиями, вы бы ещё несколько минут шли мимо владений Вишеров: разнообразные пристройки, сарайчики, сооружения, непонятные груды хлама, к которым девочкам было строго-настрого запрещено подходить, ибо кто знает когда и от каких действий эти реликты решат показать всю свою былую мощь, а в чём уж эта мощь будет заключаться - в скоростном помыве моркови али в уничтожении полгорода - никому не было известно.
- Эй, Санти! Мелкая!
Девушка резко прибавила скорости, но уже через секунду осознала, что, несмотря на разгневанность существа, произнёсшего фразу, матерью оно являться никак не могло. Даже если предположить, что на этот раз миссис Вишер доведена до состояния полнейшего изменения голоса, то обращение было бы уж точно другим: даже в самых критических ситуациях всегда звучали неизменные "солнышки", "зайчики" и "лапоньки" и от сего было в разы и разы страшнее. К слову о зайчиках... Нит улыбнулась и, нырнув через дырку в заборе, начала осторожно передвигаться к одной из пристроек.
- Да-да-да? - откинув ткань, черноволосая состроила самую серьёзную и постную мину из ныне ей подвластных.
Вид собственного творения чуть не сорвал сию маску с лица девушки, однако она всё-таки сумела удержать смешок. На корпусе столь любимого Софией средства передвижения красовался заяц. Нет. Даже заяще. Самодовольное такое. И с морковкой.
"Господи, ну логично же! Коли есть зелёная поверхность, то на ней обязательно должен кто-то пастись, - улыбка всё-таки начала проявлять себя в уголках губ, - коровы, овцы и прочий скот были бы слишком неуместны, однако заяц тут очень и очень хорош."
Всё же это безобразие началось с того, что одним прекрасным утром Нит обнаружила пропажу всех своих красок, растворителей и большинства кисточек. После долгих расспросов выяснилось, что они были пожертвованы высшим целям во время одного из экспериментов "дорогой сестры". Санти могла вытерпеть многое, но никак не сие, посему проба новой и вымоленной у матери кисточки после сего инцидента и произошла на корпусе Динго. Честно говоря, Нитара нисколько не сожалела о своём злодеянии. К моменту его совершения пыл брюнетки немного ослабел, посему заяц был легко смываем, а его вид не столь уж фантасмагарично уродлив как планировалось в самом начале, да и черноволосая совершала слишком мало необдуманных и выходящих за грани поступков, чтобы сожалеть о тех, на кои уж решилась.
Вид Софии, конечно, испугал бы постороннего человека, однако для незадачливой художницы он был нечтом привычным и уже почти родным. А что поделаешь, когда сам факт твоего существования приводит человека в бешенство? Разве что учиться получать от этого удовольствие. Да и с ночью, когда "сестрёнке" сообщили о переезде Санти в их дом, нынешнее состояние уж точно не сравнится. Шрам на руке до сих пор не зажил.

+1

10

Неизвестно, в каком случае реакция была бы насыщенней: в том, если бы навредившее нечто решило бы где-нибудь скрыться (желательно, разумеется, подальше и на подольше) или же сейчас, когда нагло припожаловало сюда. Но при любом исходе встреча двух сестриц, хоть в ближайшем, хоть в несколько отдаленном будущем, ничего хорошего с собою не несла.
Столь быстрый приход  младшей Санти, конечно же, удивил Софию. Но замешательство продолжалось не так уж и долго: вскоре она слепо потянулась за лопаткой, а затем, не глядя, начала ее раскладывать. Взгляд же при этом был неотрывно прикован к объекту, рискнувшему вызвать праведный гнев. Но самого гнева в нем, как ни парадоксально, не наличествовало – в нем вообще ничего не было, кроме прямой устремленности.
- Ты считаешь это забавным? – Софийка хищно улыбнулась, правда голос остался звучать напряженно и сдавленно. На линзах очков зловеще блеснул тусклый отраженный свет, когда она глянула на «сестренку» исподлобья. - Тогда, думаю, будешь не против, если и я сейчас позабавлюсь?
Похлопав ручку саперки ладошкой и играючи провернув оную в воздухе, девчушка неспешно двинулась навстречу Санти с явным намерением с максимальной активностью «разобраться в сложившихся обстоятельствах». В силу случившегося, когда бессовестно покусились на самое дорогое творение последних лет, было как-то не до сторонних мыслей о возможных последствиях. Зато юная Вишер крайне вовремя успела подумать о том, что если лезвие смочить в спирте и поджечь, «орудие справедливости» будет выглядеть да и использоваться эффектней и эффективней соответственно. Так же крайне вовремя подоспел Скип. Псеныш застыл между обеими инициаторами конфликта и молча, с крайне трагичной миной литой морды лица воззрился на хозяйку, перемигиваясь лампочками анализаторов. Воцарилась недолгая немая цена.

0


Вы здесь » Fairy Tail: Wizards & Wonders » Арка I-II. Драконы плачут кровью » 03.04.784. Эдорас. Экстремальная экскурсия